Николай Ласточкин (schwalbeman) wrote,
Николай Ласточкин
schwalbeman

Ударим институтами по демографии


К сожалению, мир несовершенен: вместе с процветанием к народам всегда приходит какая-то воля к коллективной смерти, декадентство и бодлеровщина. Тут впору переписать басню про двух лягушек в крынке с молоком. Это недавно сделал krylov (в характерном для него стиле и духе); у меня получится короче и скушнее. Жила-была лягушка, которую высшие силы забросили (хай, Деггер!) в крынку с молоком. Жить в молоке непросто: можно устать и утонуть. И лягушка начала сбивать под собой масло. Процесс был непростым и занял около тысячи лет (ку-ку, Лёвушка). В конце-концов масло сбилось и лягушка выбралась отдохнуть на образовавшийся комок. Однако, к радости высших сил, несчастная амфибия так приспособилась к барахтанью, что уже не могла без него жить. Блаженствуя на вновь обретенной суше, жабка от избытка досуга открыла в себе новые ценности-потребности, о которых раньше не могла и помыслить (хэллоу, Маслоу (с)zhelanny). Новая комфортная среда оказалась слишком неожиданным и сильным вызовом (йоу, Тойнби). В результате зверушка почему-то не отдохнула, а попросту сдохла. Такая вот печальная история.

Добро бы еще речь шла о системных кризисах. Это явление понятное, оно постоянно перед глазами. Затеяли ребятки фирмочку, пять человек, и все у них тип-топ. Разрослись до пятнадцати, обороты выросли, появились некоторые проблемы во внутренних коммуникациях. Сбыт растет, заказчики множатся. Стало ребятушек тридцать-пятьдесят — туши свет, все разваливается. Не пережили собственного счастья, не смогли адаптировать организационную структуру под новые объемы. Эта картинка постоянно перед глазами, в ней ничего непонятного нет. Но бывает, что и объемы постоянные, и внешнее окружение без изменений (в меру враждебное) — а мужички как-то устали. Скажем, вместо того, чтобы свои протестантские ценности в банк нести (ибо где еще можно хранить протестантские ценности), занялись понемногу содомией, политической корректностью, абстрактным искусством да финансовыми деривативами. Одно дело — болезнь роста. Другое дело — болезнь безо всякого роста. Старостьнерадость.

Не успел Запад скопить себе на безбедную старость, как вместо старости пришло вымирание. Накопленное добро проедать будут мусульмане, у которых все хорошо с фертильностью. Этой болячкой бусурмане и с нами успели поделиться. Процветанием не заразили, а сопутствующим процветанию вымиранием — нате пожалуйста. Спасти ситуацию не представляется возможным (разве что высшие силы что-нибудь сделают с молоком), но интересно хотя бы помечтать, в каком направлении следовало бы производить спасательную операцию. Как спасать демографию.

На этом фронте схлестнулись две школы. Первая, к которой имею честь принадлежать я, традиционалисты. С их точки зрения (цитируя А. Кураева)

«.. к концу XXI века атеистов вообще в стране не останется. Они, оказывается, размножаться не умеют. Тупиковая ветвь эволюции. Дарвин с того света будет показывать на неухоженную могилу последнего бездетного атеиста как на очевидное доказательство правоты своей теории. ... Для того чтобы принять еще одного ребенка в свой дом, нужна немалая решимость. Нужна сверхмотивация. А мир сверхмотивации - это мир сверхценностей, то есть мир религии. Причем не "религиозной культуры", а именно религии. Религиозная жизнь предполагает не просто "знание о" вере и обрядах, а прямое личностное проецирование узнанных канонов в свою жизнь, решимость открыть свою жизнь для суда со стороны религиозных заповедей. И вот обнажается парадокс: именно фанатики (в переводе с греческого - смертники) сегодня - источник жизни.»


Жестковато сказано, к тому же религия не является единственным средством воспитания сверхценностей. Это вам любой американский кадровик подтвердит: корпоративная культура иной раз зомбирует похлеще секты. Ведь это тоже своего рода «сверхмотивация», вожделенная А. Кураевым... Но в целом, не расплескал отец диакон: сознание влияет на бытие; в отсутствии определенных коллективных представлений заставить людей в здравом уме воспитывать троих оглоедов ох как непросто. А надобно троих-от; двоих недостаточно.

Мракобесы наподобие Кураева тянут нас волоком из Модерна прямиком в темное и косное прошлое; навязывают свободному и гордому гражданину постылого боженьку. Это ай-ай-ай, этого никак нельзя допустить. Посмотрим, что предлагает вторая школа. Это институционалисты, и предлагают они (никакого сюрприза) настраивать институты. Поскольку тему мне подбросил П. Крупкин, то на него-то я и сошлюсь. «Налоги на чайлд-фри в пользу чайлд-нефри». Понятно. Если уровень налога станет достаточным для безбедного воспитания троих детей, то чайлд-фри подохнут с голодухи во славу демографии. Или взбунтуются. А если налог будет меньше, то люди не дураки, выберут что подешевле. Вы же, Павел, так радуетесь способности современного человека думать и просчитывать! «Орден Матерей и Отцов при Президенте. Члены Ордена – непьющие люди, исповедующие семейный ценности» Боюсь, что большого толку не будет, даже если не при Президенте. А уж при нем — тем паче, будет очередная Общественная Палата. «Закачка ресурсов в эту сферу». Ресурсы будут освоены, не извольте беспокоиться.

Звучит очень прогрессивно и совершенно неубедительно. Очередная система, которая будет жить, если по ее жилам будет бежать кровь правильных идей и страстей. И тихо заржавеет в противном случае. Вы объясните, откуда взять страсти? Но есть и несомненное достоинство у таких подходов: никакого боженьки они не предполагают. Ох, тяжко без Боженьки.

Еще одна проблема — как примирить демографию с демократией. Забавно звучит, но эти две «демо-» не очень-то совместимы. Я до сих пор не нашел среди прожектов Крупкина ни одного, за который проголосуют на референдуме. Придется делать, как в девяносто шестом. Ну ладно, телевизер наш, так что уговорим электорат. До первого общения с налоговым инспектором все будет гладко.

Кстати, вы, мои дамы и господа, делаете гимнастику по утрам? У вас какое любимое упражнение? Я вот обожаю вставать самому себе на горло. Смотрите, как это делается.

Моя горячая приверженность традиционалистическому подходу омрачается лишь одним: я совершенно не представляю, как его можно было бы реализовать на практике. Надеяться вживить всем и каждому домострой в гипофиз как-то наивно. А вот одно институционалистское предложение у меня-таки есть. Оно трудно реализуемое: придется менять Конституцию, причем навскидку не пойму даже, какие статьи. Многие будут против. Однако либеральное (и, в условиях политической стабильности, действенное) решение демографической проблемы предложить я могу.

Никаких налогов на чайлд-фри учреждать не нужно. Во-первых, это опасно. У нас вся элита немногодетна, их только тронь — затопчут. Идея состоит в том, чтобы обложить налогами тех, кто против даже пикнуть не сможет. Самую беззащитную часть населения, притом довольно многочисленную. Как вы думаете, мои дамы и господа, кто это? Пенсионеры? Таджики-гастарбайтеры? Не смешите.

Все проще. Вдохните. Для спасения демографии налогами надо обложить детей. Выдыхайте.

Я предлагаю ввести алименты, которые совершеннолетние дети законодательно обязаны перечислять в пользу своих родителей до самой смерти последних (или до достижения детьми пенсионного возраста — далее будет понятно, почему эта оговорка важна). Ставку алиментов следует определить в районе 10 - 15%. Не катастрофа, но и нечто вполне чувствительное. Трое детей составят 30 - 45% на двоих родителей. Не Бог весть что, но и неплохо. Вот вам и выгода от деторождения. Разумеется, добрые родители могут возвращать алименты назад детям. Но могут и не возвращать — полагаю, многие этим воспользуются. Таким образом, деторождение будет, как и в старые добрые времена, рассматриваться как долгосрочное вложение средств.

Но это еще не все. Пока я не предложил ничего, требующего ломки общественного мнения. Но сейчас предложу. Родительские алименты детей, выросших в детских воспитательных учреждениях, должны передаваться этим учреждениям. Если ребенок часть детства провел у родителей, а часть в детдоме, то алименты делятся пропорционально. При этом детдома могут (и должны) быть частными, негосударственными (хотя и подконтрольными соответствующим бюрократическим организациям минобразования). Есть все основания полагать, что из таких учреждений будут выходить молодые карьеристы и предприимчивые бизнесмены: их специально будут натаскивать на зарабатывание денег, чтобы увеличить объем выплат. Заметим, белых денег, ибо с черного нала алименты платить никто не будет. Мы получим образовательные учреждения, кровно заинтересованные в прививании своим питомцам честности и профессиональной активности. Только при достижении этих двух условий детский дом станет коммерчески выгодным предприятием. Разумеется, точка возврата инвестиций в двадцать-двадцать пять лет не может не создавать определенные риски; так что для реализации этого проекта требуется, как и было упомянуто выше, политическая стабильность, уверенность финансистов в том, что за четверть века законы кардинально не поменяются.

Да, есть что-то унизительное в том, чтобы выращивать детей ради денег, как свиней на фермах. Но в любом случае, это лучше чем то, что есть сейчас. Нет, не спорьте, хорошая система, многообещающая. И заметьте, права и интересы чайлд-фри совершенно не ущемлены. Грешно обижать тех, кто и так уже наказан Богом.

Добавление. Как выяснилось, я не случайно упомянул Крылова, идея принадлежит именно ему. Я этот текст читал, но честно-пречестно забыл. Впрочем, Крылов описываемому проекту дает сугубо негативную оценку, включая в ненавистный Новый мировой порядок. А между тем, реальный мировой порядок совершенно не развивается в направлении, заданном крыловской антиутопией (Голливуд пропагандирует семейные ценности, никаких "родительских фирм", никаких подвижек в направлении к родительским алиментам. Весь цивилизованный мир борется с педофилией, а Крылов предсказывает: «к числу родительских обязанностей часто относят и сексуальное общение с ребенком. Обычно в подобных семьях мать и отец являются первыми сексуальными партнерами подрастающего ребенка» — мягко говоря, неожиданное пророчество). При этом, более эффективного средства поднять рождаемость именно среди белых -- не придумаешь. Белым будет гораздо выгоднее рожать, чем цветным, ибо они (потенциально) квалифицированнее, образованнее, богаче. Не у таджиков будет конкурентное преимущество. Так что националист (тем более, свободный от христианских предрассудков) Крылов должен был бы вцепиться в эту идею.

А у меня отношение к "родительским фирмам" амбивалентное. С одной стороны, совершенно не мой метод. С другой — в идее чувствуется потенциал. Увы, практика эти две стороны никогда не рассудит.




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments