Николай Ласточкин (schwalbeman) wrote,
Николай Ласточкин
schwalbeman

Categories:

Культ карго и перевернутая истина


Еще раз о культе карго (каго). Благодаря любезной подсказке phoebe777 ознакомился со статьей Т. Толстой, положившей, по-видимому, начало широкой волне обсуждения этого явления. Сам-то я (по-новой) впечатлился этим прекрасным феноменом по ссылке от раскольничьего иеромонаха hgr. У умного человека всякое лыко в строку, и Толстая не замедлила воспользоваться этнографическим явлением, чтобы пнуть ненавистный режим:

Недавние выборы – типичное отправление культа: голосовательные урны из соломы, кокосовые бюллетени, - все поддельное, фейковое, папуасское. Если сунуть этот кокос вон в ту солому, то из-за горизонта, из-за коралловых рифов, по голубым волнам к нам придет демократия.


Сказано складно и, на первый взгляд, справедливо. Однако пристальный анализ толстовской аналогии приводит к выводам, которые вряд ли понравятся ее автору. Действительно, в России «суют кокос в солому», по-другому не скажешь. Однако кто в этой ситуации является отправителем идиотского культа, это еще большой вопрос.

Вот как в действительности обстоит дело. Однажды утром к вождю племени готтентотов (Hottentottenpotentat) является убийца тетки вождя племени готтентотов (Hottentottenpotentatentanteattentäter) Белый Человек В Пробковом Шлеме. Гость отведывает хлеб-соль (местный аналог), брезгливо оглядывает предметы убожественного туземного быта и, наконец, объявляет дикарям волю пославшего его Прогрессивного Человечества. Воля эта состоит в том, чтобы готтентоты, не мешкая, построили себе аэродром и железную дорогу. В противном случае племя перестанет быть субъектом международного права, вождя объявят военным преступником, а народ будет считаться изнывающим под гнетом отвратительного режима, безмерно страдающим и подлежащим немедленному освобождению. Человеку В Шлеме не интересно знать, сколько народу погибнет при строительстве Цивилизованной Инфраструктуры. Он дает вождю понять, что если при возведении сооружений аэропорта двадцать-тридцать процентов населения перенапрягутся и умрут, это не даст Прогрессивному Человечеству повода считать народ готтентотов безмерно страдающим. А вот если аэропорта не будет через год...

Potentat, скорее всего, дядька прожженный и понимает, что к чему. Но поначалу он пытается ломать комедию, ваньку валять, тянуть время. Он убеждает посла цивилизации, что никогда в жизни не испытывал нужды в железной дороге. И получает закономерный ответ: да, тебе не нужны порты и вокзалы, но без них страдает твой народ. В народе меж тем уже организованы не слишком многочисленные, но хорошо проплаченные общества любителей железнодорожных и воздушных сообщений. Деваться некуда: надо строить.

Однако блага цивилизации, такие как аэропорты, вокзалы и демократия, суть очень недешевые вещи. К примеру, для демократии недостаточно выстроить сравнительно недорогой механизм контроля власти населением. Нужно еще создать контрсистему, подавляющую у населения волю к чрезмерному контролю. Если политические желания электората непременно выполняются системой, то должна быть какая-то гарантия того, чтобы желания не вышли за рамки приличий. Для этого, как минимум, население нужно обкормить так, чтобы щеки трескались, иначе оно с голодухи начнет тянуться к рычагам. Все это очень, очень недешево. Изучая историю западных демократий, мы почти никогда не встретим примера процветания, как следствия политических свобод. Напротив, практически всегда демократизация хронологически и логически следует за теми или иными экономическими успехами, дающими возможность делегирования власти все более широким слоям общества. Демократия есть не инструмент экономического роста, а дорогостоящее средство закрепления стабильности, функционирование которого без уже достигнутого процветания невозможно.

Впрочем, это я отвлекся. Мы ведь не о демократии, мы об аэропортах. Авиаперевозки, мои дамы и господа, есть тоже удовольствие весьма дорогое. Средство передвижения, граничащее с роскошью. Несчастные готтентоты не построят настоящий аэропорт. Во всяком случае, в течении ближайшего полувека; они не дураки, но уж больно непривычные к авиации. К тому же есть и еще одна проблема: готтентоты не хотят аэропорта. Он не просто за фигом им не сдался, они активно его не желают. Как раз именно потому что не дураки. Для них очевидно, что вокзал и порт нужны Человеку В Пробковом Шлеме для каких-то собственных целей. А дежурные слова о всеобщем процветании звучат немного фальшиво. Бедные дикари еще не очень понимают, как Белый Человек будет использовать вожделенную Инфраструктуру, но подозревают, и не без оснований, что добра от железной дороги (при всей ее прогрессивности и несомненной полезности) они не увидят. Напротив, они чувствуют, что увидят от нее зло. Они и правы и неправы: дорога в будущее лежит через вокзал и аэропорт, но непременно через свои собственные, иначе вместо будущего готтентотам достанется разукрашенное небытие. Не строить нельзя. Но и строить — смерти подобно. Положение дикарей безвыходно: их выбор — это выбор между прыжком в пропасть и прозябанием на ее краю.

И тут-то на сцену выходит нечто, очень напоминающее культ карго, но имеющее принципиально другую природу. Дикари решают обмануть колонизаторов. Категорическое нежелание приготовить дорогу и прямыми сделать пути для дяденьки в пробковом шлеме, плюс напряг со средствами подталкивает племя к тому, чтобы строить вместо вокзала — имитацию вокзала, вместо аэропорта — имитацию аэропорта. Диспетчерские вышки, сплетенные из тростника. Наушники из кокосов. Наверняка — компьютеры из дощечек. Даже с синим экраном смерти, почему бы и нет. Не проходит и года, как все готово. Приспевает время инспекции; вот и начинается самое интересное.

Людям В Пробковых Шлемах не нравится аэропорт. Вокзал им не нравится тоже: они утверждают, что рельсы не делают из лиан. И, в любом случае, триста метров — недостаточная дистанция для железнодорожного пути. Дикари смущенно объясняют, что это все, на что они были способны. Но они будут совершенствоваться, через четыре года имитация будет гораздо правдоподобнее.

Вздор, глупости, отвечают послы цивилизации. Нам не нужна имитация. Нам нужна настоящая железная дорога. На-сто-я-ща-я! (читатель, ты готов к неожиданному повороту сюжета?) Настоящая железная дорога, настоящий аэропорт (читатель, держись крепче!). Вы недостаточно старались! Вы были способны на большее! У вас перед глазами прекрасный пример тех, кто справился! Но вы не следуете примеру! (читатель, вдохни поглубже) Ваши соседи, мохнатые каннибалы! Они построили полноценную железнодорожную сеть! И с полосы их аэродрома уже взлетают первые самолеты!

Немая сцена. Вождь вправляет отпавшую челюсть. Племя мохнатых каннибалов отстает в развитии от шимпанзе примерно настолько же, насколько Пауль Хиндемит деградировал по сравнению с Людвигом ван Бетховеном. То есть на целую бесконечность. К тому же разведка донесла, что никаких вокзалов, даже имитированных, у каннибалов нет и в помине, к приезду высоких гостей они просто начертили палочками на песке несколько линий. Но люди в пробковых шлемах почему-то признали за ними статус железнодорожного государства. Возможно, дело в широкой судоходной реке, протекающей по территории каннибалов. И в наличии неподалеку старенького, семидесятых годов, советского аэродрома. Но наверняка разве скажешь.

Случай готтентотов не представляет для нас большого интереса. Это вполне логичная история неудавшейся попытки обмана. А вот каннибальский казус заслуживает более пристального внимания. Тут вот в чем изюминка: какими отсталыми бы ни были мохнатые, дяденьки в шлемах проявили себя гораздо большими дикарями. Людоеды тропических лесов ваяли свои имитации не потому, что верили в их магическую силу. Они клепали отмазку. Притворно поверив подделкам, белые люди оказались единственными во всей этой истории подлинными отправителями культа карго. Миллионы белых зрителей CNN по всему миру верят, что половинки кокосовых орехов это наушники, синие дощечки — компьютеры, а Саакашвили — настоящий демократ.

Белые жрецы зарабатывают на одурачивании собственного народа.


Subscribe

  • Десять в пятой

    Вроде бы именно в пятой, сто тысяч (по другой версии - десять в двенадцатой). Это я к тому, что я посмотрел фильм "Легион", относящийся к жанру…

  • Приобщаюсь к прекрасному (и ужасному)

    Шёл на художественный фильм "Обитель зла в 3D" – и волновался. Вдруг воспетые в легендах специфически плоские прелести М. Йовович приобретут в этом…

  • Короткая рецензия

    Посмотрели с благоверной супругой мультипликационный фильм "9". Моя рецензия состоит из единственного слова, "големотья". Да, именно в такой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Десять в пятой

    Вроде бы именно в пятой, сто тысяч (по другой версии - десять в двенадцатой). Это я к тому, что я посмотрел фильм "Легион", относящийся к жанру…

  • Приобщаюсь к прекрасному (и ужасному)

    Шёл на художественный фильм "Обитель зла в 3D" – и волновался. Вдруг воспетые в легендах специфически плоские прелести М. Йовович приобретут в этом…

  • Короткая рецензия

    Посмотрели с благоверной супругой мультипликационный фильм "9". Моя рецензия состоит из единственного слова, "големотья". Да, именно в такой…