Николай Ласточкин (schwalbeman) wrote,
Николай Ласточкин
schwalbeman

Categories:

О школьном образовании


По ссылке от Галковского пробежала смешная, но не особенно примечательная статья про шутника, рассылающего фрагменты классических английских романов в английские же издательства, и получающего категоричные отказы. Нечто на манер «Внутренних рецензий» У. Эко, только в реальной жизни.

Меня зацепил пассаж автора «Репутации книг (как и других произведений искусства) растут из гумуса истории и подпираются всевозможными идеологическими, политическими,религиозными подпорками. "Прочесть “Евгения Онегина” самого по себе, незамутненными критикой и комментариями глазами",– нет ничего глупее и нахальнее этой затеи. Так почему же отравленные многопудовой графоманией редакторы «Блумсбери» должны корячиться,очищая постмодернистски старомодный текст некоей Элисон Лейди от всеготого, что туда автоматически вчитывается культурным человеком с филологическим университетским образованием, живущим в начале 21 века?».

Вот это и есть ответ на вопрос о том, зачем преподавать в школе произведения, уровень которых явно превосходит способности ребенка их понять. Уже «Евгений Онегин» расталковываем отроку с большим трудом, просто по причинам биологического характера. В каком там классе его проходят? Шестом? Седьмом? И как объяснишь такому малышу смысл слов «я это потому пишу, что сам давно я не грешу», не опускаясь в пошлость? «Преступление и наказание» и взрослые-то не все понимают. Тургенев для современного читателя не раскрывает проблему отцов и детей, а только наводит на нее глубокую тень, совершенно непроглядную без знаний культурологических реалий XIX века. А откуда они у школьника, эти знания? Такое учебниками не дается, такое дается лишь тупым механическим объемом прочитанного, опытом, рождающим интуицию, количеством, перешедшим в качество.

Но надо, надо преподавать непонятного Бунина непонятливым тинейджерам. Это действительно единственный шанс прочесть классику, как она есть. Так, как ее читали современники, с пылу, с жару. Без наслоений, как мы читали бы сегодня какую-нибудь малоизвестную книжку молодого, но неожиданно талантливого автора. Я не хочу сказать, что все могут использовать этот шанс. Но тотальность школьного образования дает его хулиганам и разгильдяям, а не только паинькам. Это, безусловно, оздоровляет коллективную душу, даже не смейте мне возражать, ничего не хочу слышать, оздоровляет и баста. А заодно — наступает на горло критиканам и перевирателем, которые только и ждут, чтобы показать нам «подлинного» Достоевского. Классик впихивается в несчастных детишек силком по принципу audiatur et altera pars, и это, по меньшей мере, справедливо. Потом молодежь наверняка наслушается гадостей и глупостей про Лескова и Гоголя. Но первое слово дороже второго. У первоисточника будет крохотная возможность зацепиться в подкорке, как у единственного здорового сперматозоида, рвущегося к цели в компании мутировавших больных собратьев.


Subscribe

  • О расколдовывании

    Потусторонний мир заявляет о себе в моей жизни, в частности, тем, что стоит мне где-либо помянуть Лейбница, как я тут же становлюсь жертвой…

  • Крокодилий удел

    О крокодилах в этом журнале написано много. Разбирался Крокодил Чуковского и даже крокодил Достоевского. С негодованием отвергался Крокодил…

  • Смешение онтологических слоев 2. Автор и персонаж

    Кастро подарили черепашку, а тот и расстроился: беда с этими черепахами! Только успеешь к ним привязаться, как они от умирают старости. Это был…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • О расколдовывании

    Потусторонний мир заявляет о себе в моей жизни, в частности, тем, что стоит мне где-либо помянуть Лейбница, как я тут же становлюсь жертвой…

  • Крокодилий удел

    О крокодилах в этом журнале написано много. Разбирался Крокодил Чуковского и даже крокодил Достоевского. С негодованием отвергался Крокодил…

  • Смешение онтологических слоев 2. Автор и персонаж

    Кастро подарили черепашку, а тот и расстроился: беда с этими черепахами! Только успеешь к ним привязаться, как они от умирают старости. Это был…