Николай Ласточкин (schwalbeman) wrote,
Николай Ласточкин
schwalbeman

Category:

К дефиниции посттрадиционализма

Беседовали о толстовстве, я высказался в том плане, что учению не пошло на пользу явное внутреннее противоречие между традиционным характером этической системы и агрессивным неприятием местных традиций; синкретизм толстовства чего только не объемлет, кроме того, что под самым носом. Иным проще найти общий язык с Махатмой Ганди (который, говорят, переписывался с Толстым), чем с местным попом.

Невинное это замечание вызвало неожиданную реакцию: потребовали объяснить, в чем традиционность толстовства. При таком-то очевидном нью-эйдже.

Я был как-то не готов ответить на этот вопрос, а теперь изготовился и отвечаю.

Я употребил словосочетание "традиционная этическая система", не в смысле "система, следующая древней традиции", а в смысле "система традиционного типа". Видимо, именно эта двусмысленность послужила толчком к бурной дискуссии.

Традиционной этикой я называю этику, требующую от человека следования некоторому фиксированному (внешнему) идеалу. Если это религиозная система (что не обязательно так), то речь обычно идет об Абсолюте.

А посттрадиционная этика (их таких сравнительно мало) предполагает, что человек должен сам построить или найти свой идеал. У этого идеала есть только одно необходимое свойство: он несовместим с навязыванием субъекту какого-либо идеала. Все остальное вариабельно, и, главное, строго индивидуально.

Как-то у меня очень по-американски получилось. Это при том, что в уме я держал, главным образом, Сартра.

Ну и основная проблема этих толерантных этик видна сразу: где тот скелет, который удержит конструкцию в целости, как социальный институт? Преимущества посттрадиционализма, суть его динамичность, гибкость. Но что их ограничивает, что препятствует сползанию в хаос гедонизма и агрессии? На практике современное общество всегда умеет решить эту проблему - но решения почти всегда оказываются где-то в серой зоне, их заслоняет слепое пятно невидимого и непроговариваемого вслух (вспомним старика Д. Рамсфельда с его "known unknowns", и, что гораздо важнее, позабытые им unknown knowns).

Я уже писал когда-то где-то, что гражданское общество не только нельзя смешивать с демократией, оно прямо противоположно последней, это структура, специально созданная для ограничения демократии (хотя, подавая их на одной тарелке, можно одурачить обывателя, заставить поверить в родство овцы и волка). Схожая картина наблюдается и с этикой: для ограничения официально пропагандируемого индивидуализма существуют мощнейшие институты, не дающие этому самому индивидуализму развиться.

Чтобы не развалилось.
Subscribe

  • Автобиографическое

    У меня неспокойная и грязная работа. Я убираю дерьмо за львами. Вхожу в львиную клетку с совочком, убираю дерьмо и ухожу. И вот теперь, слегка…

  • Местечково-патриотическое

    Вчера был день города и был концерт классической музыки на Дворцовой; по ощущениям это был бенефис Хворостовского: другие артисты тоже выступали, и…

  • Антипаттерн использования

    Платонизм - мощный описательный инструмент, суть которого очень проста. Всякий раз, когда исследователm понимает, что оптика его интересов…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments