Николай Ласточкин (schwalbeman) wrote,
Николай Ласточкин
schwalbeman

Category:

Мясопустное


Рождественской заметки у меня в этом году не получилось, так хоть масленичную напишу.

Нас всех учили, что постмодерн – это карнавал, или, по-нашему, масленица. И действительно, есть и в том, и в другом что-то общее, а именно некоторое негативное начало. Не в смысле «плохое», а в смысле «отрицающее». Праздник освобождения от уз зимы (ну, не в нашем климате), от уз правил и обычаев, праздник раскрепощения и смелых экспериментов. Если вспомнить о том, что свобода бывает двух видов, негативная «свобода от чего-то» и позитивная «свобода для чего-то» – то дух карнавала признаёт, главным образом, «свободу от». Я не буду пересказывать, после Бахтина это слишком заезженная тема.

Карнавал, или постмодерн – это время веселья, пусть немного деструктивного и нигилистического, но веселья. Мы будем рассказывать о нём нашим детям; о том, какая она была, это казавшаяся бесконечной эпоха, ибо за масленицей начинается Великий пост – это как раз то время, которое приближается к нам и в масштабе текущего года, и, боюсь, в более широком временном масштабе. Время, отведённое для того, чтобы попечалиться – и поразмышлять о вещах, недоступных разуму в эйфорически приподнятом состоянии духа.

Но и пост не вечен: за ним тоже следует время великого веселья, но уже совершенно другого рода. Это праздник единства, праздник, в отличие от карнавала, не нуждающийся в масках. Праздник конструктивной «свободы для». Я боюсь не дожить до него – хотя это единственное, ради чего хотелось бы жить долго. Мечтая об этом времени, я называю его неомодерном, и приписываю ему лучшие качества модерна – целеустремлённость и четкую ориентацию в этическом пространстве. И лучшие качества постмодерна – внимание к человеческой индивидуальности и уважение разнообразия. Я по натуре очень весёлый человек, и необходимость жить во времена бесконечно чуждого мне по духу нездорового праздника, в котором я и хотел бы принять участие, но не могу, стала настоящим несчастьем моей жизни (или, по меньшей мере, молодости). Пожалуй, я хотел бы, подобно старцу Симеону, дожить до времён подлинной радости и рассмеяться беззубым ртом «ныне отпущаеши» в самое лицо смерти. Смехами рассмеяться, смеяльно.

Но об этом ещё слишком рано думать. Насладимся пока последними днями радости сброшенных цепей и одетых масок.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments