Nidus

Автобиографическое

У меня неспокойная и грязная работа. Я убираю дерьмо за львами. Вхожу в львиную клетку с совочком, убираю дерьмо и ухожу.

И вот теперь, слегка утомившись запахом испражнений и непрестанным рычанием, я хочу сменить департамент (поближе к пресмыкающимся) - и выясняется, что заменить меня некем. Кто не боится входить в клетку ко льву - тот брезгует убирать дерьмо. А кто не брезгует - тот боится.

А ведь я в этот цирк устраивался дрессировщиком попугайчиков.
Nidus

Местечково-патриотическое

Вчера был день города и был концерт классической музыки на Дворцовой; по ощущениям это был бенефис Хворостовского: другие артисты тоже выступали, и певцы и балетные танцуны, и даже Альварес, но какое-то впечатление производил только Хворостовский. Ко второй половине концерта он даже распелся и обрёл подобие своего привычного по записям голоса. Рядом со мной стояла группа трудящихся (это не снобский эвфемизм, то были действительно рабочие люди в каких-то спецовках, явно после непростой смены). Трудящиеся вели непринуждённую беседу, обсуждали декольте певичек - но когда начинал, безумно тараща глаза, жаловаться на непростую судьбу венецианского гондольера Хворостовский, эти люди в спецовках замолкали и принимались, подражая певцу, тоже выпучивать зенки. Это дорогого стоит, я теперь понимаю, почему Дмитрия Александровича, при его не совсем грандиозных данных, удалось так раскрутить. Актёр.

Мы пришли не к началу и ушли до занавеса; я, если не сбился со счёта, прослушал двадцать номеров. Семнадцать из них по происхождению были итальянские: представлены были Неаполь, Венеция, Рим, Сицилия и Тоскана. Еще один австрийский (Штраус). Два французских номера (Оффенбах-который-типа-тоже-классика и Сен-Санс). И еще ноль русских. Такой у нас город.

Учитывая, что несколько итальянских региональных парламентов признали Крым частью России, не удивлюсь существованию секретных протоколов, отписывающих Свято-Петрополь Италии. Раньше у нас только архитектура была итальянская, теперь вот и музыка тоже. Где там англичанка, которая гадит? Итальянка уже давно.

Добрый Боженька, если захочешь утопить нас потопом Своим, предупреди, пожалуйста, заранее. Мы построим вторую вонючую дамбу и задушим себя сами в ароматах гниющей органики.
Nidus

Антипаттерн использования

Платонизм - мощный описательный инструмент, суть которого очень проста. Всякий раз, когда исследователm понимает, что оптика его интересов сфокусирована на объекте "сомнительной" онтологической природы (это не вещь, а класс вещей или общий признак или группа или мем или другая информационная сущность) и начинает беспокоиться по поводу реальности, "настоящести" объекта, переживать на тему "может ли это быть подлежащим в предложении; можно ли это изучать; какого качества будет полученное знание", платонизм отвечает: "да, может; да, можно; качество будет такое же, как и в случае <<обычных>> объектов, то есть если будешь думать хорошо, то будет хорошее качество, а будет каша в голове - будет и качество так себе".

Как человек работает с универсалией? Точно так же, как и с единичным предметом: он её воспринимает (да! да! вот так прямо эмпирически и воспринимает!) или воображает. Как можно быть уверенным в безошибочности восприятия универсалии? А никак: ошибки возможны, но они же случаются и с единичными предметами; и ничего, не рушится мир. Будешь лучше смотреть - будешь меньше ошибаться, а гарантию только страховой полис даёт.

Таким образом, платонизм помогает справиться с неконструктивным чувством вины, освободиться от невротических переживаний и сосредоточиться на работе. Collapse )
Nidus

Пробел и как его залатать

В общем, я не оставляю надежды дожить до того дня, когда о советском социалистическом проекте будет написано нечто доброжелательное, и при том вменяемое. Рано или поздно напишут, даже если не доживу. Идея социализма вечна (или, как минимум, очень живуча) и даже такое яркое фиаско, как 1991 год, не заставит людей совсем отказаться от этой идеи.

Могу сказать, на какие вопросы лично я хотел бы получить ответы (именно с позиций советской апологетики, т.к. с противоположной позиции ответы звучат).

Во-первых это вопрос о случайности или необходимости гибели советской атлантиды. По умолчанию я ожидаю от любой историософии некоторой консистентности в вопросах исторической механики. То есть для меня кажется естественным, что если СССР возник необходимым образом, как очередной этап развития, то и погиб необходимым образом. Если возник как результат заговора - то и погиб как результат заговора. Если возник случайно и произвольно, то и погиб также. Если возник по требованию народной души, как воплощение шпенглеровского прафеномена, то и погиб по той же причине. Если там базис надстройкович, то и тут то же.

Естественное для вашего покорного слуги - это ещё не значит обязательно истинное. Скорее всего, апологетам советского строя захочется сообщить нам, что построение социализма носит закономерный характер, а вот разрушение социалистического государства явилось более или менее случайным, не необходимым событием или досадной комбинацией несчастливых факторов (один из которых, ясное дело, обычные трудности первопроходцев). Я допускаю такую трактовку ситуации, но мне хотелось бы видеть её как следует теоретически проработанной - пусть мне объяснят как можно более общо, в каких ситуациях рулит экономический детерминизм производительных сил и производственных отношений, а в каких случаях можно говорить "партия разложилась, не успели отключить механизмы тотального контроля, объективно востребованные в переходный период, народ проявил неблагодарность" ну и прочий надстроечный субъективизм.

Очень огорчает, когда один и тот же человек, описывая события начала XX в. бодро отчебучивает свои стандартные объективистские истматовские частушки, а переходя к истории конца того же века, начинает блеять о тлетворной деятельности антисоветчиков, которые всё погубили. Этот вопрос надо глубоко и хорошо проработать на теоретическом уровне. Методология исторического исследования либо должна быть однородной, либо неоднородность должна быть явно осознана исследователем и как-то обоснована.

И во-вторых, вопрос несравненно более частный, но лично меня он тревожит. Как известно, Китай и СССР поссорились после смерти И. В. Сталина (формальным поводом было развенчивание Хрущёвым культа личности, но причины, вероятно, были глубже) и вплоть до самого Горбачева существовали в режиме худого мира, который только что не добрая ссора. Даже угроза ядерного конфликт существовала. То есть, если не опускаться на конспирологическое дно, можно быть уверенным, что до 1980-х годов обе системы, советская и китайская, не слишком зависели друг от друга.

Мне хотелось бы понять причину того, что две крупнейшие независимые социалистические державы примерно в одно и то же время (80-е годы) начали демонтаж социализма и переход к государственно управляемому капитализму - процесс, в настоящее время завершившийся в обоих государствах. Было ли это совпадением или вызвано общей причиной?

Чисто теоретически я допускаю и совпадение, но мне хотелось бы свидетельств того, что вопрос проанализирован достаточно глубоко и вывод как следует обоснован. Ибо первая приходящая в голову интенция - поиск общей причины.

Вот чего хотелось бы лично мне.
Nidus

Пробел

Все читали труды левых социалфилософов, посвященных критике капитализма. Левые находят в капитализме неустранимые дефекты: или прямо говорится о том, что капитализм сползает в пропасть к неминуемой катастрофе (Маркс), или что он попросту очень-очень плох (какой-нибудь, условно назовём его, Грамши).

Также мы читали труды правых социалфилософов, посвященные критике фактически построенных левых режимов. Правые находят в социализме неустранимые дефекты: склонность к неоправданному подавлению личного коллективным (вступающему во взрывоопасное противоречие со всеобщим образованием и поощрением личности к развитию), экономическую и организационную неэффективность.

Наконец, читали мы труды правых социалфилософов, посвященные доброжелательному анализу существующего современного капитализма. Недостатки капитализма правые признают, но считают устранимыми и в качестве лекарства предлагают либо "меньше государства, больше свободы" (либертарианцы), либо "больше интроспекции и совершенствования институтов" (институционалисты).

Вопрос: где труды левых философов, доброжелательно анализирующие существовавшие левые государственные устройства? Вот это всё, что я постоянно встречаю в чатах и личной переписке с марксистами "падение СССР не было необходимым, а было вызвано печальным стечением обстоятельств, социалистический блок показал миру путь развития, по которому человечество еще непременно пойдет..." - ну, слышали же поди. Где оно в виде книжек? Кто всерьёз занимался проработкой этой темы? 25 лет прошло с момента развала социалистической системы, уже можно было бы что-нибудь написать. А еще ведь есть какой-никакой азиатский социализм (ну ладно, был), есть боливарианцы (я знаю, им нехорошо сейчас) - у них-то есть адвокаты?

Я понимаю, одна из проблем заключается в том, что для современных западных марксистов советский социализм образцом не был. Но есть же и собственные невтоны.

Авторов, писавших до 1990 года, не предлагать (они главного не знали). Публицистической литературы типа Проханова не предлагать (она тоже хороша, но она для другого). Уровень должен быть ну хотя бы Альтюссера - не обязательно так заумно - или Секацкого.

Заранее признаю, что речь идёт о моём личном пробеле в образовании.
Nidus

Термина не хватает

Геополитика и демография - в общем, порознь. Но есть один контекст, в котором они соединяются: контекст коллективной рефлексии. Народ в целом как-то себя ощущает в смысле того, где он оказался на глобусе. Самое простое - это тесно ему или просторно. И вот, в зависимости от того, что сильнее тревожит, спикеры-рупоры народные могут оформлять эти ощущения в демографических или геополитических терминах.

И именно тут, в царстве коллективно-субъективного, возникает потребность в общем термине, универсалии, которая была бы и про население и про географию.

  • Немцы тридцатых чувствуют, что им тесно, вельтраума не хватает. Хватает им или нет объективно - это дело десятое, они так чувствуют.
    Это не Адольф Алоисыч придумал, он озвучил просто. Таков был консенсус.

  • А у нынешних немцев другой дискомфорт: они вымирают, рождаемость сильно ниже смертности. Все в курсе, об этом по телевизору говорят, это такой лейтмотив в обсуждаемой нами плоскости. В пивных после третьей кружки я, бывало, вовлекался в базары за демографию. Ну и бильд ам зоннтаг, как же без него.


Видно, что эти два чувства: "тесно" и "вымираем" - хоть и разные, но однородные. И выражены в разных терминологиях. А хочется одно слово-зонтик, родовое, над ними.

(мироощущение разделенных народов типа давешних немцев или корейцев - это, всё же, немного из другой оперы, но тут возможна дискуссия)

Еще из той же коллекции:

  • Русские до Революции: к морю пустите! К Балтийскому! Что, пустили? К проливам теперь пустите! Ну, естественное желание, чего уж там. Так много суши может и надоесть (всё-всё, я больше так не буду шутить).

  • Голландцы: а чего-то мы того... тонем тут.

  • Чилийцы: мы настолько бедные, что и не замечаем толком, какие мы вытянутые, узкие и длинные.

  • Англичане (давешние): солнце не заходит. Величие давит.

  • Англичане (нынешние): спасибо, нас всё устраивает.

  • Добавьте своё.


И напоследок - нынешние русские. Не "нам просторно и пустынно" (хотя я тут смотрел на карту наших железных дорог и почувствовал приступ агорафобии). Не "мы вымираем" (хотя "русский демографический крест" никто не отменял, даже несмотря на то, что мы его недавно прошли в обратном направлении). А "нас мало". Вот именно в этой формулировке. Любая другая формула - это искажение чуть ли не единственного общественного консенсуса русских, и фу, и в огнь вечный, анафема. "Нас мало" - следует понимать, по сравнению с тем, сколько нас должно быть "по идее". Это такой стихийный платонизм, точнее плотинизм: естественным образом ощущается, что есть некоторая идея, логическая значимость которой не соответствует масштабу материальной реализации этой идеи. Должно быть масштабнее. Изъян, перекос в мироздании.

М. Кононенко, к примеру: "нас катастрофически мало. И более-менее дальновидный человек понимает, что Россия не может жить «как маленькая европейская страна» просто в силу того обстоятельства, что она — не маленькая европейская страна. Каждая маленькая европейская страна является частью большого конгломерата, частью которого мы стать не можем по причине того, что нас туда не берут. Мы — отдельная цивилизация, и если мы хотим участвовать в диалоге цивилизаций, мы должны быть сравнимы с ними по базовым параметрам. По территории мы сравнимы. По населению — нет. Условный «запад» — это миллиард человек. Китай — это полтора миллиарда. Нас — 146 миллионов. Даже если посчитать весь «русский мир», нас не больше 300 миллионов (вроде бы около 200 - Н.Л.). С нами не о чем разговаривать — нас слишком мало. И мы должны стараться, чтобы нас стало больше."

Если закрыть глаза на смешную мотивацию "с нами не о чем разговаривать" - то да, это примерно то, как мы себя ощущаем.
Nidus

О странном

Человек, не удивляющийся обычному и удивляющийся необычному - просто человек.

Человек, удивляющийся обычному - философ.

Человек, не удивляющийся необычному - ...? кто? Обскурант, видимо.
Nidus

Как оправдать Того, Кому до фени ваши оправдания

В дружественном журнале пережевывают Лейбница. Говорят, есть и в Лейбнице нечто доброе.

Еще говорят, что в Теодицее не всё верно, зато написано простым языком. Не могу не присоединиться к похвале. Действительно, если философ с таким сложным понятийным аппаратом (одним из сложнейших) вдруг снисходит до простоты слога - отчего бы ему не простить, что он этим простым слогом пишет глупости. Гегель, к примеру, и ерунду писал сложно; всё познаётся а сравнении.

Купил мужик на последние деньги десять грецких орехов для ребеночка. Колет их с превеликим трудом, обливается потом, а они гнилые один за другим. А в последнем орехе червяк в характерной кепке сидит, и с характерным же акцентом спрашивает "абыдна, да?". Это анекдот такой в 90-е годы ходил, не знаю уж, чего в нём смешного, кроме того, что он про философию природы Гегеля: от её чтения именно такое ощущение остаётся.

Так-то я гегельянец, чего уж.

На самом деле, есть только одна теодицея, не вызывающая ощущения обмана и передергивания. Это апокатастасис. Вера в то, что каждый, кто согласится добровольно принять спасение, будет спасен для блаженной вечности, на фоне которой временные страдания на земле, независимо от их интенсивности, будут восприниматься досадной преходящей мелочью. Никаких других "честных" теодицей быть не может.

Лейбницевские версии - просто ещё несколько монет в копилку обмана, очередная непрошеная медвежья услуга. Не знаю уж, отчего так, но адвокаты дьявола (не позволяющие симпатиям возобладать над истиной) обычно выглядят значительно привлекательнее адвокатов Бога.
Nidus

Очерки морфологии домашних любимцев

Кошка морфологически очень сложна, особенно если лежит, свернувшись клубочком. Там что-то куда-то втянуто, она урчит приглушенно, не будем о ней. Мыслители грядущего, может быть, справятся с этой задачей, поймут кошку.

С другой стороны, морфология собаки по-школярски ясна. Собака состоит из двух противоположных полюсов: хвоста и носа. Напряжение между этими двумя полюсами, непрестанные каузальные потоки между ними и конституируют, в сущности, собаку. Всё, что между носом и хвостом, все эти скушные печёнки-селезёнки суть несущественные детали, не добавляющие ничего к сути предмета. Их изучение, быть может, и представляет собой технические сложности, но метафизически там всё совершенно понятно и потому неинтересно.

(в Шпенглера заглянул)