?

Log in

Nidus Hirundinis [entries|friends|calendar]
Николай Ласточкин






Live Journal User Rating

FastCounter
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 11 комментариев]

Поиск [30 Dec 2018|12:00pm]
Что ищем: Где:

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 1 комментариев]

Автобиографическое [02 Jun 2017|02:06pm]
У меня неспокойная и грязная работа. Я убираю дерьмо за львами. Вхожу в львиную клетку с совочком, убираю дерьмо и ухожу.

И вот теперь, слегка утомившись запахом испражнений и непрестанным рычанием, я хочу сменить департамент (поближе к пресмыкающимся) - и выясняется, что заменить меня некем. Кто не боится входить в клетку ко льву - тот брезгует убирать дерьмо. А кто не брезгует - тот боится.

А ведь я в этот цирк устраивался дрессировщиком попугайчиков.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 18 комментариев]

Местечково-патриотическое [28 May 2017|01:53pm]
Вчера был день города и был концерт классической музыки на Дворцовой; по ощущениям это был бенефис Хворостовского: другие артисты тоже выступали, и певцы и балетные танцуны, и даже Альварес, но какое-то впечатление производил только Хворостовский. Ко второй половине концерта он даже распелся и обрёл подобие своего привычного по записям голоса. Рядом со мной стояла группа трудящихся (это не снобский эвфемизм, то были действительно рабочие люди в каких-то спецовках, явно после непростой смены). Трудящиеся вели непринуждённую беседу, обсуждали декольте певичек - но когда начинал, безумно тараща глаза, жаловаться на непростую судьбу венецианского гондольера Хворостовский, эти люди в спецовках замолкали и принимались, подражая певцу, тоже выпучивать зенки. Это дорогого стоит, я теперь понимаю, почему Дмитрия Александровича, при его не совсем грандиозных данных, удалось так раскрутить. Актёр.

Мы пришли не к началу и ушли до занавеса; я, если не сбился со счёта, прослушал двадцать номеров. Семнадцать из них по происхождению были итальянские: представлены были Неаполь, Венеция, Рим, Сицилия и Тоскана. Еще один австрийский (Штраус). Два французских номера (Оффенбах-который-типа-тоже-классика и Сен-Санс). И еще ноль русских. Такой у нас город.

Учитывая, что несколько итальянских региональных парламентов признали Крым частью России, не удивлюсь существованию секретных протоколов, отписывающих Свято-Петрополь Италии. Раньше у нас только архитектура была итальянская, теперь вот и музыка тоже. Где там англичанка, которая гадит? Итальянка уже давно.

Добрый Боженька, если захочешь утопить нас потопом Своим, предупреди, пожалуйста, заранее. Мы построим вторую вонючую дамбу и задушим себя сами в ароматах гниющей органики.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 34 комментариев]

Антипаттерн использования [25 May 2017|03:10pm]
Платонизм - мощный описательный инструмент, суть которого очень проста. Всякий раз, когда исследователm понимает, что фукс его интереса сфокусирован на объекте "сомнительной" онтологической природы (это не вещь, а класс вещей или общий признак или группа или мем или другая информационная сущность) и начинает беспокоиться по поводу реальности, "настоящести" объекта, переживать на тему "может ли это быть подлежащим в предложении; можно ли это изучать; какого качества будет полученное знание", платонизм отвечает: "да, может; да, можно; качество будет такое же, как и в случае <<обычных>> объектов, то есть если будешь думать хорошо, то будет хорошее качество, а будет каша в голове - будет и качество так себе".

Как человек работает с универсалией? Точно так же, как и с единичным предметом: он её воспринимает (да! да! вот так прямо эмпирически и воспринимает!) или воображает. Как можно быть уверенным в безошибочности восприятия универсалии? А никак: ошибки возможны, но они же случаются и с единичными предметами; и ничего, не рушится мир. Будешь лучше смотреть - будешь меньше ошибаться, а гарантию только страховой полис даёт.

Таким образом, платонизм помогает справиться с неконструктивным чувством вины, освободиться от невротических переживаний и сосредоточиться на работе. Read more...Collapse )

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 291 комментариев]

Пробел и как его залатать [19 May 2017|03:34pm]
В общем, я не оставляю надежды дожить до того дня, когда о советском социалистическом проекте будет написано нечто доброжелательное, и при том вменяемое. Рано или поздно напишут, даже если не доживу. Идея социализма вечна (или, как минимум, очень живуча) и даже такое яркое фиаско, как 1991 год, не заставит людей совсем отказаться от этой идеи.

Могу сказать, на какие вопросы лично я хотел бы получить ответы (именно с позиций советской апологетики, т.к. с противоположной позиции ответы звучат).

Во-первых это вопрос о случайности или необходимости гибели советской атлантиды. По умолчанию я ожидаю от любой историософии некоторой консистентности в вопросах исторической механики. То есть для меня кажется естественным, что если СССР возник необходимым образом, как очередной этап развития, то и погиб необходимым образом. Если возник как результат заговора - то и погиб как результат заговора. Если возник случайно и произвольно, то и погиб также. Если возник по требованию народной души, как воплощение шпенглеровского прафеномена, то и погиб по той же причине. Если там базис надстройкович, то и тут то же.

Естественное для вашего покорного слуги - это ещё не значит обязательно истинное. Скорее всего, апологетам советского строя захочется сообщить нам, что построение социализма носит закономерный характер, а вот разрушение социалистического государства явилось более или менее случайным, не необходимым событием или досадной комбинацией несчастливых факторов (один из которых, ясное дело, обычные трудности первопроходцев). Я допускаю такую трактовку ситуации, но мне хотелось бы видеть её как следует теоретически проработанной - пусть мне объяснят как можно более общо, в каких ситуациях рулит экономический детерминизм производительных сил и производственных отношений, а в каких случаях можно говорить "партия разложилась, не успели отключить механизмы тотального контроля, объективно востребованные в переходный период, народ проявил неблагодарность" ну и прочий надстроечный субъективизм.

Очень огорчает, когда один и тот же человек, описывая события начала XX в. бодро отчебучивает свои стандартные объективистские истматовские частушки, а переходя к истории конца того же века, начинает блеять о тлетворной деятельности антисоветчиков, которые всё погубили. Этот вопрос надо глубоко и хорошо проработать на теоретическом уровне. Методология исторического исследования либо должна быть однородной, либо неоднородность должна быть явно осознана исследователем и как-то обоснована.

И во-вторых, вопрос несравненно более частный, но лично меня он тревожит. Как известно, Китай и СССР поссорились после смерти И. В. Сталина (формальным поводом было развенчивание Хрущёвым культа личности, но причины, вероятно, были глубже) и вплоть до самого Горбачева существовали в режиме худого мира, который только что не добрая ссора. Даже угроза ядерного конфликт существовала. То есть, если не опускаться на конспирологическое дно, можно быть уверенным, что до 1980-х годов обе системы, советская и китайская, не слишком зависели друг от друга.

Мне хотелось бы понять причину того, что две крупнейшие независимые социалистические державы примерно в одно и то же время (80-е годы) начали демонтаж социализма и переход к государственно управляемому капитализму - процесс, в настоящее время завершившийся в обоих государствах. Было ли это совпадением или вызвано общей причиной?

Чисто теоретически я допускаю и совпадение, но мне хотелось бы свидетельств того, что вопрос проанализирован достаточно глубоко и вывод как следует обоснован. Ибо первая приходящая в голову интенция - поиск общей причины.

Вот чего хотелось бы лично мне.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 20 комментариев]

Пробел [16 May 2017|12:08pm]
Все читали труды левых социалфилософов, посвященных критике капитализма. Левые находят в капитализме неустранимые дефекты: или прямо говорится о том, что капитализм сползает в пропасть к неминуемой катастрофе (Маркс), или что он попросту очень-очень плох (какой-нибудь, условно назовём его, Грамши).

Также мы читали труды правых социалфилософов, посвященные критике фактически построенных левых режимов. Правые находят в социализме неустранимые дефекты: склонность к неоправданному подавлению личного коллективным (вступающему во взрывоопасное противоречие со всеобщим образованием и поощрением личности к развитию), экономическую и организационную неэффективность.

Наконец, читали мы труды правых социалфилософов, посвященные доброжелательному анализу существующего современного капитализма. Недостатки капитализма правые признают, но считают устранимыми и в качестве лекарства предлагают либо "меньше государства, больше свободы" (либертарианцы), либо "больше интроспекции и совершенствования институтов" (институционалисты).

Вопрос: где труды левых философов, доброжелательно анализирующие существовавшие левые государственные устройства? Вот это всё, что я постоянно встречаю в чатах и личной переписке с марксистами "падение СССР не было необходимым, а было вызвано печальным стечением обстоятельств, социалистический блок показал миру путь развития, по которому человечество еще непременно пойдет..." - ну, слышали же поди. Где оно в виде книжек? Кто всерьёз занимался проработкой этой темы? 25 лет прошло с момента развала социалистической системы, уже можно было бы что-нибудь написать. А еще ведь есть какой-никакой азиатский социализм (ну ладно, был), есть боливарианцы (я знаю, им нехорошо сейчас) - у них-то есть адвокаты?

Я понимаю, одна из проблем заключается в том, что для современных западных марксистов советский социализм образцом не был. Но есть же и собственные невтоны.

Авторов, писавших до 1990 года, не предлагать (они главного не знали). Публицистической литературы типа Проханова не предлагать (она тоже хороша, но она для другого). Уровень должен быть ну хотя бы Альтюссера - не обязательно так заумно - или Секацкого.

Заранее признаю, что речь идёт о моём личном пробеле в образовании.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 56 комментариев]

Термина не хватает [13 May 2017|01:58pm]
Геополитика и демография - в общем, порознь. Но есть один контекст, в котором они соединяются: контекст коллективной рефлексии. Народ в целом как-то себя ощущает в смысле того, где он оказался на глобусе. Самое простое - это тесно ему или просторно. И вот, в зависимости от того, что сильнее тревожит, спикеры-рупоры народные могут оформлять эти ощущения в демографических или геополитических терминах.

И именно тут, в царстве коллективно-субъективного, возникает потребность в общем термине, универсалии, которая была бы и про население и про географию.

  • Немцы тридцатых чувствуют, что им тесно, вельтраума не хватает. Хватает им или нет объективно - это дело десятое, они так чувствуют.
    Это не Адольф Алоисыч придумал, он озвучил просто. Таков был консенсус.

  • А у нынешних немцев другой дискомфорт: они вымирают, рождаемость сильно ниже смертности. Все в курсе, об этом по телевизору говорят, это такой лейтмотив в обсуждаемой нами плоскости. В пивных после третьей кружки я, бывало, вовлекался в базары за демографию. Ну и бильд ам зоннтаг, как же без него.


Видно, что эти два чувства: "тесно" и "вымираем" - хоть и разные, но однородные. И выражены в разных терминологиях. А хочется одно слово-зонтик, родовое, над ними.

(мироощущение разделенных народов типа давешних немцев или корейцев - это, всё же, немного из другой оперы, но тут возможна дискуссия)

Еще из той же коллекции:

  • Русские до Революции: к морю пустите! К Балтийскому! Что, пустили? К проливам теперь пустите! Ну, естественное желание, чего уж там. Так много суши может и надоесть (всё-всё, я больше так не буду шутить).

  • Голландцы: а чего-то мы того... тонем тут.

  • Чилийцы: мы настолько бедные, что и не замечаем толком, какие мы вытянутые, узкие и длинные.

  • Англичане (давешние): солнце не заходит. Величие давит.

  • Англичане (нынешние): спасибо, нас всё устраивает.

  • Добавьте своё.


И напоследок - нынешние русские. Не "нам просторно и пустынно" (хотя я тут смотрел на карту наших железных дорог и почувствовал приступ агорафобии). Не "мы вымираем" (хотя "русский демографический крест" никто не отменял, даже несмотря на то, что мы его недавно прошли в обратном направлении). А "нас мало". Вот именно в этой формулировке. Любая другая формула - это искажение чуть ли не единственного общественного консенсуса русских, и фу, и в огнь вечный, анафема. "Нас мало" - следует понимать, по сравнению с тем, сколько нас должно быть "по идее". Это такой стихийный платонизм, точнее плотинизм: естественным образом ощущается, что есть некоторая идея, логическая значимость которой не соответствует масштабу материальной реализации этой идеи. Должно быть масштабнее. Изъян, перекос в мироздании.

М. Кононенко, к примеру: "нас катастрофически мало. И более-менее дальновидный человек понимает, что Россия не может жить «как маленькая европейская страна» просто в силу того обстоятельства, что она — не маленькая европейская страна. Каждая маленькая европейская страна является частью большого конгломерата, частью которого мы стать не можем по причине того, что нас туда не берут. Мы — отдельная цивилизация, и если мы хотим участвовать в диалоге цивилизаций, мы должны быть сравнимы с ними по базовым параметрам. По территории мы сравнимы. По населению — нет. Условный «запад» — это миллиард человек. Китай — это полтора миллиарда. Нас — 146 миллионов. Даже если посчитать весь «русский мир», нас не больше 300 миллионов (вроде бы около 200 - Н.Л.). С нами не о чем разговаривать — нас слишком мало. И мы должны стараться, чтобы нас стало больше."

Если закрыть глаза на смешную мотивацию "с нами не о чем разговаривать" - то да, это примерно то, как мы себя ощущаем.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 6 комментариев]

О странном [12 May 2017|02:19pm]
Человек, не удивляющийся обычному и удивляющийся необычному - просто человек.

Человек, удивляющийся обычному - философ.

Человек, не удивляющийся необычному - ...? кто? Обскурант, видимо.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 23 комментариев]

Как оправдать Того, Кому до фени ваши оправдания [10 May 2017|06:34pm]
В дружественном журнале пережевывают Лейбница. Говорят, есть и в Лейбнице нечто доброе.

Еще говорят, что в Теодицее не всё верно, зато написано простым языком. Не могу не присоединиться к похвале. Действительно, если философ с таким сложным понятийным аппаратом (одним из сложнейших) вдруг снисходит до простоты слога - отчего бы ему не простить, что он этим простым слогом пишет глупости. Гегель, к примеру, и ерунду писал сложно; всё познаётся а сравнении.

Купил мужик на последние деньги десять грецких орехов для ребеночка. Колет их с превеликим трудом, обливается потом, а они гнилые один за другим. А в последнем орехе червяк в характерной кепке сидит, и с характерным же акцентом спрашивает "абыдна, да?". Это анекдот такой в 90-е годы ходил, не знаю уж, чего в нём смешного, кроме того, что он про философию природы Гегеля: от её чтения именно такое ощущение остаётся.

Так-то я гегельянец, чего уж.

На самом деле, есть только одна теодицея, не вызывающая ощущения обмана и передергивания. Это апокатастасис. Вера в то, что каждый, кто согласится добровольно принять спасение, будет спасен для блаженной вечности, на фоне которой временные страдания на земле, независимо от их интенсивности, будут восприниматься досадной преходящей мелочью. Никаких других "честных" теодицей быть не может.

Лейбницевские версии - просто ещё несколько монет в копилку обмана, очередная непрошеная медвежья услуга. Не знаю уж, отчего так, но адвокаты дьявола (не позволяющие симпатиям возобладать над истиной) обычно выглядят значительно привлекательнее адвокатов Бога.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 2 комментариев]

Очерки морфологии домашних любимцев [21 Apr 2017|01:32pm]
Кошка морфологически очень сложна, особенно если лежит, свернувшись клубочком. Там что-то куда-то втянуто, она урчит приглушенно, не будем о ней. Мыслители грядущего, может быть, справятся с этой задачей, поймут кошку.

С другой стороны, морфология собаки по-школярски ясна. Собака состоит из двух противоположных полюсов: хвоста и носа. Напряжение между этими двумя полюсами, непрестанные каузальные потоки между ними и конституируют, в сущности, собаку. Всё, что между носом и хвостом, все эти скушные печёнки-селезёнки суть несущественные детали, не добавляющие ничего к сути предмета. Их изучение, быть может, и представляет собой технические сложности, но метафизически там всё совершенно понятно и потому неинтересно.

(в Шпенглера заглянул)

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 3 комментариев]

Не вполне великопостное... [12 Apr 2017|06:38pm]
...но не удержался.

gershshpraihler по совершенно отдельному поводу о тягостях качественного высшего образования: "нужно с 14 по 17 вместо радостей пуберантности корпеть над учебниками без перерыва."

А я, будучи тугодумом 80-го уровня, только теперь понимаю, что корпеть над учебниками в охотку - это и есть одна из радостей пубертатности. То есть никто ничего не терял, когда корпел. Потому что с уходом пубертатности не только плотские утехи начинают меньше радовать, но и учебники тоже (и где-то подсознательно я это, будучи студентом, понимал).

Нет, есть, конечно некоторые теории... очень ничего себе... этакая пройдёт мимо, вильнёт аргументами, обдаст коннотациями... и вроде как и я ещё молодой и вполне себе того-с. А потом думаю, "а ну её... баловство это всё". Ещё тёмную материю я как-то воспринял, а тёмную энергию давайте, ребята, без меня. Я даже факт доказуемости ВТФ не принял психологически (её 20 лет уж как доказали), куда там прочему. Жадность до наук куда-то делась, осталось выполнение интеллектуального долга со стиснутыми зубами. Если редко - то даже приятно. А часто ни к чему.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 22 комментариев]

Синематографическое: Мир Дикого Запада [26 Jan 2017|02:06pm]
Актеры хорошие, сценарий приличный, сисек меньше чем в игрепрестолов, это всё понятно. Но смотреть-то агитировали ради "идеек". Так вот, что именно зацепило из "идеек".

Диалог о бритве Оккама.

- Думаешь, [излагает некоторую гипотезу]?
- Это простейшее объяснение.
- А, мистер Оккам и бритва. Проблема в том, Бернард, что мы, фактически, занимаемся магией. Уильям Оккам был монахом в 13-м веке. Он нам не поможет. Он бы сжег нас с тобой на костре.

Очень глубокий диалог. Речь не просто идет о том, что бритва Оккама неприменима в некоторых ситуациях ("наша работа, дорогой Бернард, очень сложна") - это многим теперь очень даже понятно. Но, более специфично, ненависть "католического монаха" к магии (официально объявленной к XIII в. ересью) и ненависть его к контексту, в котором не работает привычная западная рациональность, имеют одну природу. "Монах" сжег бы на костре всех, кто по долгу службы не может быть рационалистом, сжег бы как колдуна. Это не я так говорю, это говорит герой Э. Хопкинса.

См. также мой старый текст "Модерн как забвение". Магией и наукой стали активно заниматься в одну и ту же эпоху. До этого занимались опять же и тем и другим, но без огонька. Почти двести лет Запад (еще пока Дикий) выбирал, в какой парадигме исполнять похоти отца своего. И нельзя сказать, что науку предпочли из прагматических соображений (айфоны! айфоны!): преимущество рациональности были ещё далеко не очевидны, а выбор был уже сделан. Магия в тот момент давала ничуть не меньше преимуществ, просто за счет эмансипирования своих адептов от обременительных ограничений традиционных норм. Этого горючего могло хватить ещё надолго, у нас вполне мог иметь место магический прогресс вместо научно-технического (ну да, да, без айфонов - но Рим как-то создал же потрясающе масштабную цивилизацию на ничтожном технологическом базисе, значит айфоны и паровые машины не так уж необходимы для консолидации ресурсов и великих свершений).

И вопрос весь в том, действительно ли монахи XIII в. лоббировали проект технического модерна в противовес магической альтернативе. Общие соображения намекают, что если бы это было так, то зачем тогда Реформация? Но общие соображения могут и подвести.

Еще из сериала, из "идеек". Инженер принимает техническое решение вложить в роботов сознание, понимаемое в терминах двухкамерной модели (собственные мысли воспринимаемые как голос божеств). При этом инженер в курсе, что эта теория применительно к человеку опровергнута, но решение все равно принимается именно такое, ибо модель уж больно хороша. Да, человек устроен как-то по-другому, но упрощенно-неверные теории его внутреннего устройства лучше подходят для кибернетики, чем верные. Это чертовски правильное наблюдение, уж не знаю, где почерпнутое. Я никогда не занимался искусственным интеллектом, ибо мои любимые нейросетевые технологии - это, скорее, искусственное восприятие. Но там то же самое: неправильные модели работают лучше правильных. А бедного Розенблатта ведь до самоубийства довели, не в последнюю очередь, именно этим "мы мозг резали, он не так работает" (хотя главным образом его подвела ступенчатая функция активации, делающая неверной аппроксимационную теорему).

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 5 комментариев]

О чём Гарри [10 Jan 2017|10:40pm]
Есть две модели элиты общества: одна раньшая, другая прогрессивная. Раньшая - это когда социальные лифты заткнуты, статус определяется происхождением, и чем глубже прослеживается происхождение, тем лучше статус. Если человек знает своих предков в десятом колене, то уже не так важно, кем были эти предки. Знать - от слова "знать" (а ведун - от слова "ведать", но это неважно, просто странно). Разумеется, лифты порой прорываются, как гнойники - и тогда традиционное общество совершает очередной рывок вперед или разрушается. Всякое индивидуальное, не массовое пробивание потолка сопровождается страданиями вороны, залетевшей в высоки хоромы: "да, ты гений, оды твои слушаем, московский университет твоим именем когда-нибудь назовем, но чморить тебя не перестанем, бо еси плебей и мастдай".

И вторая модель. Она вот какая. Элита как таковая ни в коем случае не упраздняется, плохое происхождение по-прежнему затрудняет попадание в клуб избранных, но если ты уже в клубе, то ты безусловно в клубе, не хуже других прочих. Члены клуба различаются градусом, но не качеством. Социальные лифты по-прежнему в экстремальных случаях иногда пробиваются массово - но система благоволит штучному, индивидуальному всплыванию пузырьков, а не кипению ключом.

Католики и православные (устаревшие) охотно крестят детей во младенчестве: папа нашенский, мама нашенская, авось и дитятко воспитают нашенским, надобно доверять. Протестанты (прогрессивные) крестят в зрелом возрасте: папа-то нашенский и мама нашенская-от, а ты, супчик-голубчик, неизвестно еще, чьих. Не все пузырьки всплывают, иные и тонут. Не всё определяется происхождением.

Собственно, весь многотомный опус Дж. Роулинг - о кровавом противостоянии этих двух моделей. Зло у Роулинг не властолюбиво-эгоистичное, как у Толкина, а идейное. Это не удивительно, для прогрессивной общественности идейность уже есть синоним квинтэссенции зла, если только в основе идейности не лежит безыдейность. Кто с идейками - тот уже отчасти Гитлер. Того и гляди, жертвы своим идеям начнет приносить, оне же всегда хочут жертв, идеи-те. Роулинговский антигерой - ретроград, главной социальной опасностью считающий полукровок, то есть членов элитарного клуба с неправильным происхождением. Это несовременный взгляд, принятый до XVI в. Но теперь так уже не носят, и магическое общество единогласно порицает того-чьи-бестселлеры-нельзя-скачивать-в-торрентах-и-читать; порицает и побеждает.

Разумеется, целесообразность существования самого клуба и презрение к внешним под сомнение никем не ставится, ни добрым Гарри, не девочкой-полукровкой. Юный читатель должен получить ясную ролевую модель.

К чему я это всё? А не помню уже.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 25 комментариев]

Не реальный предикат. Взгляд со стороны [23 Dec 2016|12:51am]
Попросили об онтологическом доказательстве коротко и тезисно. Без сложных для понимания словей, без эллинизмов и латинизмов. Я-то с радостью.

Осторожно. Ниже надругательства над формальной логикой. Беречь от детей.

1. Есть вещи, которые есть и есть вещи, которых нет.
2. На самом деле уже греки поняли, что есть только те вещи, которые есть (Парменид).
3. Вещей же, которых нет - их нет.
4. Этих вещей из предыдущего пункта (которых нет, и о которых мы зачем-то еще второй раз сказали, что их нет, как будто одного раза было недостаточно), так вот, таких вещей довольно много и они играют важную роль в жизни людей. Примеров привести не могу, ибо эллинизмы (эйдос, архетип) правилами игры запрещены - но все всё и так понимают.
5. Невольно кажется, что вещи, которых дважды нет, но которых при этом довольно много и они очень важны, обладают какой-то превосходной разновидностью бытия (не предполагающей наличного существования).
6. Всякая вещь, которая есть, есть только до тех пор, пока она есть. А как только она перестаёт быть, так её сразу и нет. Для вещей, которых нет, такая процедура вычеркивания из реальности не предусмотрена. Они вечны.
7. Когда Кай читает о Боге, прогуливающемся в саду во время прохлады дня (или обоняющем приятное благоухание), Кай морщит нос, ибо Богу не пристало быть столь грубо реальным.
8. Если быть достаточно последовательным (хотя никто еще не был, я первый), то можно предположить, что и существование для Бога это тоже как-то слишком грубовато и простовато. Недалеко, прямо скажем, ушло от прогулки по саду в тени. Богу подобает царить и действовать, не опускаясь до такого примитива, как существование. Пусть архангелы какие-нибудь существуют, если им досуг. Вон, Кришна, к примеру, не существует, а всё у него тип-топ, справляется парень.
9. Специально для таких умников, Бог, представляясь Моисею, аттестует себя "Аз есьм сущий". Странная формулировка, явно навырост для мозгов скотовода, родившегося за тысячи лет до написания томов, которые могли бы помочь её понять (для скотовода или для Парменида очевидно, что Кто кустик подпалил, Тот и так ясно, что Сущий, иначе как подпалить?). Не такая странная, конечно, как вочеловечение - но явно в том же ключе, подчеркивает причастность Творца всем слоям бытия.
10. Вот, собственно, и всё, что нужно знать перед тем, как читать Канта. Бытие Божие абсолютно, но существование Божие логически невыводимо т.к. является результатом свободного Божественного выбора, желанием Божества, о котором мы узнаём посредством Откровения и принимаем на веру. Этот верный вывод у Канта аргументирован не совсем корректно (без латинизмов и эллинизмов не умею объяснить, почему) и сформулирован гораздо хуже, чем у меня. Зато у Канта приятный слог и он очень старался, а я накропал очередной черновик и отстаньте все от меня.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 38 комментариев]

Новый Антей [22 Dec 2016|03:18pm]
Простите, что как всегда тривиальность - но я это так часто произношу вслух, что пусть оно где-нибудь будет.

На пост-советском пространстве приверженец социалистических идей (обычно это так называемый "коммунист", но что такое в наше время коммунист, я уже не совсем понимаю) по совместительству ощущает себя носителем консервативных, даже просто-таки традиционных ценностей. За семью. За государство. За всё здоровое, нравственное и твердолобое. Таковы плоды исторической судьбы нашего общества. Мы настолько привыкли к этому, что уже не понимаем, как может быть по-другому.

Именно поэтому так много "коммунистов" ходит в церковь; те же, которые и не ходят - совершенно не горят уже желанием насаждать атеизм огнем и мечом: несмотря на разницу в идеях, чувствуют сходство в ценностях.

И именно здесь кроется причина того, что коммунистический реванш (помните, нас им пугали?) не состоялся и в ближайшее время не состоится. Дело в том, что причастность консервативному аксиологическому универсуму отрывает "коммуниста" (и даже коммуниста без кавычек) от цепочки идейно-теоретической преемственности всего корпуса левой социально-политической мысли (главное ругательство которой, если кто не помнит, "реакционная сущность" - для наших левых уже звучит как высшая форма одобрения).

Попытки напиться из источника левизны, не замочив ног и не сходя с твердого берега консервативных ценностей очень потешны: ибо у классиков всюду сквозит, что они ни во что не ставят ни семью, ни государство, а в их представлениях о нравственности есть что-то чудовищно несоветское. Антикапиталистическую риторику, конечно, не приходится выковыривать из них, как изюм из кекса: её там много. Но еще в кексе содержится уйма несъедобных для современного социалиста фрагментов: того и гляди, поломаешь зуб. Я читаю сейчас одного очень вменяемого и умного коммуниста (не "коммуниста") - и перед моим мысленным взором Антей, оторванный от матери Земли, неуклюже болтающий ножками. Слова безжизненны. Все самое бодрое и бойкое вырезано внутренним цензором. Он цитирует тех, кто ненавидел всё то, что ему симпатично, он шагает аккуратно по выглядящим безопасно цитатам, стараясь во что-нибудь не вляпаться.

(В 1989 г. студент юрфака со смехом рассказывал мне о лекциях, на которых ему объясняли, что через одно поколение никакого государства уже не будет и он, будущий юрист, станет решительно никому не нужен. "А конкурс у нас как был двадцать пять человек на место, так и остаётся", - потешался мой знакомец. Да, это болтание ножками в воздухе было с нами всю дорогу)

По этой же причине еще в советское время распался Интернационал (и всемирный левацкий интернационал с маленькой буквы). На Западе социализм до сих пор неразрывно связан с прогрессивными идеями антифашизма (понимаемого в ключе симпатии к мигрантам, то есть в конечном итоге в обслуживании крупного капитала дешевой рабочей силой) и толерантности (той самой, которая против культа традиционной семьи и рождественских ёлок). Эта связь оберегает Запад от социализма, не позволяя социалистам вступать в прочные союзы с консервативно настроенными низами общества. И она же делала невозможной взаимную симпатию советских и несоветских коммунистов, проживающих в различных ценностных вселенных. Всё шито-крыто.

Вот почему Атлант расправил плечи, а Антей пал.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 8 комментариев]

С головы на ноги [20 Dec 2016|01:04am]
В узком кружке нелюбителей К. Поппера спорили о том, какая из идей это великого человека - самая выдающаяся. Был ли покойник нравственным человеком, я не знаю, но вся польза от его идей приходит как-то через одно место, то есть от противного.

Критерий фальсифицируемости отвратителен, но он заставляется задуматься о пользе нефальсифицируемого (метафизического) знания. Осознать, так сказать, чего мы лишаемся, приняв этот принцип. Ну, кого заставляет, кого и не заставляет, тут всё как обычно.

Тезис о невозможности теоретической истории хорош уже тем, что заставляет задуматься над теоретической историей как таковой (ибо до Поппера каждый тойнби интересовался лишь своим собственным проектом теоретической истории, вопрос о том, какая она может быть вообще - не ставился).

Всякие там вбивания свай в реальность... три мира... логик дер форшунг...

Мой личный фаворит в наследии Поппера - это его убежденность в том, что дихотомия платонизм/номинализм это не про методологию науки, не про эпистемологию, не про верно-ложно - а это про добро и зло, про хорошо-плохо (см. "Открытое общество и его враги"). Да, понятно, к этому можно было бы прийти через греческий взгляд на зло как на последствия невежества и интеллектуального несовершенства (у номиналистов и реалистов мнения по вопросу о том, что именно считать невежеством, будут противоположными), но на практике кроме Поппера этот путь почему-то никто не проделал.

Подумать только, ведь если вопрос об универсалиях перевел бы в этическую плоскость какой-нибудь христианский консерватор, социалист или любой другой "враг открытого общества", т.е. любой нелиберал, то его бы тут же обвинили в мракобесии и забили бы тапками. А теперь тапками нельзя, мэтр же сказал. Теперь всем можно видеть грань между добром и злом там, где раньше была борозда между двумя отвлеченными теориями.

Поппер сделал за хороших людей почти всю работу - осталось только правильно расставить оценки, перевернуть монаду. Что-то подобное ощущал, видимо, Маркс, когда писал, что у Гегеля диалектика уже очень содержательная и во многом здравая, просто стоит на голове.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 6 комментариев]

Намётки бизнес-плана [16 Dec 2016|10:44pm]
Если бы у меня был ресторан, я бы назвал его "Серб и Молох", или как-либо ещё.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 75 комментариев]

Бремя пробкового шлема [29 Nov 2016|12:27pm]
Дикарь - это тот, кого изучает этнограф. Белый человек - это тот, кого изучает социолог.

Социолог изучает себе подобных. Этнограф изучает неполноценных людей, которые сами себя изучить не могут. Не могут сами себя понять, не могут отрефлексировать своё житьё-бытьё. С ними бессмысленно дискутировать об устройстве их общества, об особенностях их культуры: они верят в своих богов и будут отвечать на языке своих мифов.

Это я к тому, что есть только две возможности: либо советская гуманитарная мысль адекватно описывала советский же общественный строй, либо советская атлантида это общество дикарей, неспособных адекватно себя описать и нуждающихся во "внешнем этнографе в пробковом шлеме". Этот выбор, разумеется, чисто оценочный. Его каждый делает для себя сам, опираясь на свой субъективный вкус - но сесть можно одновременно только на один стул.

Посвящается всем, кто полагает, что СССР был "на самом деле" чем-то одним, очень симпатичным, а "на словах, официально", чем-то другим, изумительно мерзким. Всем советофилам не-марксистам, которых с каждым днём появляется всё больше и больше и больше - я уже троих знаю лично.

На всякий случай, отдельной строкой. Речь не о том, что СССР - общество дикарей. Речь о том, что некоторые современные нам ностальгисты слишком прикипели к пробковому шлему и полагают, что они лучше понимают эпоху, чем эпоха сама понимала себя.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 65 комментариев]

Не реальный предикат. Спазм 1 [31 Jul 2016|06:33pm]
Ниасилю написать сразу, пусть будет в нескольких спазмах.

Кант основывает свой разгром онтологического аргумента в пользу бытия Бога на том, что бытие не является реальным предикатом. Насколько велик был нанесенный этим рассуждением психологический импакт, заметно хотя бы по тому, что Гегель и Хайдеггер, два мастера напустить тумана, не смогли прокомментировать опровержения Канта с присущим случаю заумством, так что соответствующие тексты (раздел "Критическая философия" из ЭФН Гегеля и отдельная раобота "Тезис Канта о бытии" Хайдеггера) можно читать почти без специальной подготовки. Кант и сам, опровергая онтологический аргумент писал довольно ясно, так что я не совершу большого вредительства, отослав за подробностями к четвертому разделу третьей главы КЧР.

Откуда читатель узнает (или припомнит, если забыл), что бытие не есть "реальный предикат"1, потому что ничего не добавляет к понятию предмета ("сто действительных талеров не содержат в себе ни на йоту больше, чем сто возможных талеров").

Я совершенно не собираюсь спасать онтологическое доказательство - и уж во всяком случае, не стану делать это так топорно, как делает Гегель в примечании к §51 ЭФН (фактически без изменений пересказывая Доказательство так, как будто никакой Кант никогда не рождался и никакую КЧР никто никогда не писал). И тем не менее, у меня есть три возражения, каждое из которых, хоть и не разрушает полностью кантовских построений, вызывает некоторые сомнения.

1. Субстанциальность внутренней противоречивости
2. Обстоятельство места как субъект
3. Квантификация индивидуалий

Те, кому я восемь лет назад читал на эту тему маленькую лекцию, могут помнить второе возражение. Сейчас мои воззрения несколько развились, и я считаю, что третье возражение, будучи со вторым логически несовместимо, более прогрессивно и идейно выдержано. Но второе на всякий случай приведу тоже.

А начну с того (первое возражение), что освещу некоторый класс очень неприятных философических проблем, возникающих буквально на пустом месте и отнимающих позорно много времени и усилий у мудрейших мужей. Речь идёт о проблеме логического фатализма (казалось бы - при чем тут?! а вот же ж).

Состоится ли завтра морское сражение (подразумевается - между греками и персами, уже выстроившими свои корабли в боевые порядки)? Закон исключенного третьего (чисто логический закон, ничего не говорящий о мужестве эллинов и о бездне падения персидских нравов) утверждает, что одно из двух высказываний является истинным: "сражение будет" и "сражения не будет". А раз уже сейчас одно из двух высказываний истинно, значит, поменять ничего нельзя (истинное высказывание не может перестать быть истинным). Слово А. Карпенко, по которому уже пара поколений учились разбираться в этих мутных вопросах:

Доктрина, утверждавшая, что одних законов логики вполне достаточно для доказательства того, что все в мире происходит по необходимости, получила название логического фатализма. В свою очередь, аргумент о том, что всеведение Бога влечет необходимость всего происходящего, называется аргументом теологического фатализма. Опровержение обоих фаталистических аргументов потребовало создание различных теорий истины, времени и модальности. В ходе дискуссий, которые идут уже третье тысячелетие, при обсуждении фаталистических аргументов в центре внимания оказались такие вопросы, как истинностный (логический) статус высказываний о будущих случайных событиях и о будущем вообще, статус самих логических законов, асимметрия времени и способы ее выражения в логической форме, принцип неизменяемости прошлого, взаимосвязь прошлого с будущим, и т.д.

Отвлечемся сейчас от темпоральной логики - для таких вопросов у нас, слава Богу, есть А. Болдачев. Все эти проблемы с логическим, теологическим и прочими (корпускулярно-механистическим, к примеру) фатализмами проистекают из некорректного требования, заключающегося в рассмотрении двух акцидентально неотличимых, но субстанциально различных ситуаций. Логический фатализм описывает ситуацию истинности первого высказываения и ситуацию истинности второго высказывания (они сущностно разные, эти ситуации, а внешне ну ничем не отличаются друг от друга). Богословский фатализм, аналогично, рисует две картины "провидением суждено: сражению быть" и "сражению быть не суждено" - но отличить их по внешним признакам мы не можем (если бы могли, то проблема бы не стояла).

И неважно уже, что придумает талантливый Карпенко и гениальные логики, труды которых он цитирует в своей классической зелененькой книжечке (я всегда её очень любил, даже после того как понял, что всё написанное в ней никому в сущности не нужно: более интересного чтива никогда в руках не держал). Даже если логика как-то выкарабкается из беды, придумав новые модальности и формализмы, ясно, что проблема не в логике, а в онтологии. В том, что мы допустили наличие противоположных субстанций, проявляющих себя в тождественных акциденциях. Не надо допускать таких сущностей в голову и в мир - и всё будет хорошо (но как же всеведение Бога? а пусть это будет головная боль богословов, а не наша, верно?).

Теперь о том, к чему это всё.

Фейербах, когда защищает Канта от Гегеля (вот уж лучше бы не лез, право же слово) переформулирует кантовский тезис о талерах так: "Кант не заслужил порицания, которое ему высказал Гегель. Напротив, Кант совершенно прав: из одного только понятия нельзя вы­водить бытия". Приглядевшись к этому пассажу, мы немедленно начинаем скорбеть о плачевной асимметрии бытия и небытия. Ведь небытие-то из понятия вывести можно, как минимум тогда, когда понятие внутренне противоречиво или, будучи консистентным, противоречит каким-то синтетическим суждениям о мире. К примеру, секретарша не старше двадцати лет от роду с тридцатилетним опытом делопроизводства невозможна (аналитически, внтуреннее противоречие). Баобабочка, питающаяся варёными баобабами, невозможна (синтетически: после смерти Демуровой никто не сварит ей баобаба). Для педантов, возражающих, что внутренне противоречивое понятие не есть понятие, замечу, что Кант такие понятия признавал (называя "пустыми").

Проблема в том, что для Канта любое понятие либо противоречиво, либо непротиворечиво, с неизбежностью закона исключенного третьего. Кант ещё живёт в мире, в котором завтрашнее морское сражение или точно состоится, или точно не состоится - и не видит в этом положении вещей никаких затруднений. Нет еще темпоральной логики, нет всех тех наворотов, которые придумали логики для облегчения жизни богословов, чтобы совместить Божие всевидение и человеческую повседневную работу со случайным. И даже несмотря на то, что Байес давно умер, еще не утвердился дуализм взглядов на вероятность как на меру случайности и в то же время как на меру неосведомлённости (байесовская вероятность это то же самое, что и обычная вероятность). В общем, Кант ещё жил в Эдемском саду.

Мы же, особенно те, кто занимается социальной философией, постоянно имеем дело с понятиями, которые кажутся нам непротиворечивыми и реализуемыми... но мы в этом точно не уверены... а наши оппоненты, напротив, уверены, что понятия наши дрянь... Одни говорят, что такое-то общественное устройство или такой-то ход событий вполне был возможен, просто реализовался другой... Другие возражают, что никак невозможно-с было по-другому, в этом была логическая неизбежность-та, нужно просто принять во внимание все детали-те - и вот она, фаталити. Предмет сложный, находящиеся в голове конструкты наверное являются лишь примитивными моделями. Добро бы это было теоретизирование о прошлом, а ну как это социальный инжениринг, принятие решений о рукотворном будущем?

Да, мы прекрасно понимаем, что понятия наши о сложных предметах (не только социальных, а о любых сложных) либо противоречивы, либо же нет. Закон исключенного третьего, разумеется. Но поскольку различить эти две ситуации не представляется возможным, мы оказываемся в ситуации логического фатализма, только применительно не к временной субстанции, а к идеально-логической.

И - ахтунг - именно здесь внезапно возникает различие между сотней возможных талеров и сотней талеров действительных. Понятие талера просто и никаких противоречий в себе не обещает. Но вообразим, что мы рассуждаем, к примеру, о том, можно ли от социалистической экономики перейти к рыночной, не разрушая при этом промышленность, не свергая власть Партии, минуя десятилетие разрухи? Мы знаем, что отцы российских реформ категорически отрицали такую возможность, почти на логическом уровне. И их голос звучал бы гораздо увереннее, не будь у нас перед глазами пример Китая (да, нерелевантный, да, притянутый, но всё же заставляющий задуматься). Здесь пример (пусть даже явно дурного качества) играет роль ста действительных талеров. Не будучи уверены логически в непротиворечивости своего понятия, мы внезапно обретаем подтверждение своим чисто теоретическим построениями из "не реального" предиката бытия.

Еще раз хочу сказать, что для Канта этот пример и всё моё рассуждение было бы явной бессмыслицей. Потому что противоречивость и непротиворечивость для Канта субстанциальны. Именно поэтому бытие ничего не добавляет к понятию предмета. Но для нас такая субстанциальность логических свойств методологически слишком дорого обходится. Мы не можем аналитически проработать собственные понятия, не можем объять их логически на всю их глубину - и это принципиальное ограничение предмета исследования, ограничение, которое мы никогда не сможем обойти просто в силу зашкаливающей сложности изучаемого объекта. Значит, мы должны (это наш сознательный методологический выбор) рассматривать понятия, которые то ли содержат противоречия, то ли не содержат - ignorabimus. И вот для таких понятий бытие есть реальный предикат: оно прибавляет к предмету нечто существенное: возможность, реализуемость, в которых мы первоначально не были уверены.

Но, позвольте, если сказанное выше верно для каких-то жалких рыночных реформ и прочих социальных конструктов, то не тем ли более эти рассуждения применимы к понятию Бога - бесконечно более сложного, чем нежели всякие человеческие институты? Всё это вызывает некоторые сомнения в критике Кантом онтологического доказательства; пока лишь смутные сомнения, пока ничего определенного; но се, по гранитной скале поползла первая трещинка.

______________
1 Cовременному уху в этом словосочетании приятнее было бы вместо "реальный" слышать "настоящий" - но Хайдеггер с такой трактовкой не согласен: он полагает, что "реальный предикат - это нечто такое, что относится к предметному содержанию вещи и может быть ей приписано".

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 3 комментариев]

Пустое, пустое [25 Jul 2016|09:46pm]
Изучаемые этнографами и антропологами аборигены всерьёз верят, что если заживо съесть вегетарианца, то, унаследовав качества поедаемого, и самому можно стать вегетарианцем. Или каннибалом, я точно не помню. Смысл тот, что этого лучше не делать.

Но это дикарские всё суеверия, от неучености всё. Любой цивилизованный человек знает: ничего с вами не произойдёт, кушайте на здоровье.

Хорошо быть свободным от предрассудков.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 34 комментариев]

Тертуллиан в защиту С. Страгородского [19 Jul 2016|04:26pm]
Мне по этой разной околополитической философии наверное не надо писать, да? Это совсем уж неинтересно и вульгарновато, и жарено и политизировано и недостойно, я верно чувствую? У меня она вся обычно в комментах и в чужих журналах, а у себя я стараюсь на более-менее фундаментальные темы... верно?

Но прорывается, особенно если хочется в качестве ответа кому-нибудь кинуть ссылку (или даже сцылку), а не на кого, кроме как на себя.

У православных есть любимый католик (Льюис Честертон - это же один человек, я прав?) и один любимый не-католический еретик - Тертуллиан. Он был монтанист и мастер выпендрёжа, за второе ему простили первое на земле, и не исключаю, что простят на Небе, уж больно затейливо и красиво выпендривался. Это именно он кредо квио абсурдум. И прочий роскошный абсурд это тоже либо он, либо если не он, то наверняка Честертон. Ну если уж не тот и не другой, то тогда ап. Павел. Либо И. Христос. Христианство - религия, на всю головушку долбанутая, но другой-то нет. Какой мир, такой и Бог. Какой Бог, такая и религия (откуда, внезапно: cuius religio, eius imperio, а вовсе не наоборот).

(мне несколько лет назад подарили Аквината на украинском и я ещё не отомстил)

Так вот, я хотел сказать, что не согласен с теми, кто считает сергианский казус чем-то новым в истории религии. Две тысячи лет без малого казусу-от. Быть сергианцем или не быть - значит признавать или не признавать тертуллианову Апологию.

Тертуллиан об СССР:

Есть и другая большая необходимость в молитвах за генеральных секретарей ЦК КПСС, за благополучие советского государства и советского народа; мы знаем, что величайшая катастрофа, нависшая над всем миром, и устрашающие бедствия, грозящие миру в конце его, отсрочены, пока стоит Союз Советских Социалистических Республик. Мы не хотим этих страхов и, молясь об отсрочке, молимся о многолетии советского государства. (это самый цитируемый отрывок, но он не вырван из контекста, при желании там есть ещё цитабельные места. Рим во времена Тертуллиана был еще марксистско-ленинским языческим).

Тертуллиан лично о тов. И. В. Сталине:

Мы должны видеть в нем избранника Господа нашего. Я вправе сказать: «И. В. Сталин скорее наш, его поставил наш Бог». Я больше тружусь для его благоденствия, чем для собственного, но прошу его только у Того, Кто может его дать, прошу не как человек, заслуживающий, чтобы его услышали – этой просьбой я ставлю границы величия тов. Сталина: он ниже Бога, и Богу я поручаю его; подчиняя Ему, Единому, подчиняю Тому, с Кем не равняю.

Тертуллиан лично о тов. Н. С. Хрущёве:

нам предписано во умножение добра молиться за врагов и просить всяких благ нашим преследователям. А кто большие враги и преследователи христиан, как не Н. С. Хрущёв, оскорбление чьего величия вменено нам в преступление? А сказано ясно и прямо: «молитесь за царей, за начальников и властителей, да будет у вас все мирно» Когда государство потрясено бедствиями, бедствуем также и мы вместе со всеми членами его, и хотя советская пропаганда считает нас чужаками, но беда, конечно, не обойдет и нас.

В общем, патр. Сергий Страгородский, по ходу, монтанист. Во всяком случае, ничего другого ему инкриминировать не получается.

Но и это всё не то, о чем я хотел написать.

(надо было, разумеется, продолжать в чужих комментах)

Чтения тертуллиановской апологии наводит на одну простую мысль: если мы считаем СССР в каком-то незримом сущностном смысле православной империей, продолжением Византии и всего теократически-прекрасного, что было в РИ (я обычно полемизирую с этой точкой зрения), то мы должны точно такой же империей считать языческий Рим (в том числе государство Нерона). Во всяком случае, Тертуллиан именно этого мнения (я у него ещё не спрашивал, но уверен в ответе). Да, в этом есть некоторая ретроактивность - но кто в здравом уме станет отрицать, что будущее влияет на прошлое?

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 22 комментариев]

Акробатическое [13 Jul 2016|12:36pm]
Достоевский в "Дневнике писателя" называет социалистами тех, кого многие сейчас назвали бы глашатаями английского капитализма и буржуазной революции, определили бы в противоположный социализму лагерь. Для ФМ это были разные сорта одной и той же смердящей субстанции, ибо ФМ был чрезвычайно реакционен и бунтовщиков не любил. Такое смешение может быть оправдано тем, что социалисты и капиталофилы тех времен кучковались в одних и тех же тусовках.

В 90-х годах, помнится, всех, кто был против гайдарочубайсов, называли "коммуно-фашисты" и "красно-коричневые". Сейчас так уже не говорят; коммунисты более не подают русофилам руки; те же, кто умудрялся удерживать в голове обе идеологии, оказались в затруднительном положении.

Острый глаз может разобрать в монолитном украинском консенсусе на фоне общей сплачивающей общество русофобии два разных движения: есть укры, терпящие национализм ради вестернизма и русофобии, и укры, терпящие вестернизм ради национализма и русофобии. Русофобия и у тех и у других является высшим приоритетом - но дальше начинаются различия. Одни защищают гей-парады, другие стараются их разогнать и забросать помидорами. Тонкая, едва заметная трещина.

Вот привыкнешь этак к идентичности "за всё хорошее, а точнее, против всего плохого" - и не заметишь, что одна ногой стоишь на одной идеологии, другой ногой - на противоположной, и опоры всё разъезжаются, разъезжаются. И садишься ты, мил человек, на политологический шпагат.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 40 комментариев]

Обман в главном [11 Jul 2016|02:11pm]
Посредством http://ninaofterdingen.livejournal.com/624521.html
В. Финогентов. О "гуманизме" великого инквизитора. http://razumru.ru/humanism/journal/57/finogentov.htm

Жуткий текст, я диву даюсь, как Нина такое читает.

Меня резанула даже не "религия без религии", или, точнее, иррациональная вера без откровения, к которой в результате сводится "настоящий гуманизм" а вот этот пассаж: "Является ли гуманистической система убеждений, если она позволяет систематически обманывать людей? Причём, обманывать не в мелочах, не в частностях, а, в самом главном для них", свидетельствующий о каком-то чудовищном когнитивном дефиците.

Интересно, как автор объяснит, чем "обман в самом главном" отличается от такой штуки, как мировоззрение (в т.ч. гуманистическое или любое другое)? Ибо чем глобальнее и фундаментальнее обман, тем меньше в обмане обмана. Где-то по дороге в облака обман становится мифом, то есть подходящей основой для весьма тяжеловесных конструкций. А в конце пути превращается в метафизику, в Истину, в неопровержимое.

Как может переживать из-за глобального обмана человек, заставший крушение империи, развалившейся, не в последнюю очередь, из-за вредной привычки постоянно врать по мелочам? Неужели исторический опыт даже собственного поколения настолько не идёт впрок?

Нет, правильный вопрос звучит так: может ли состояться гуманистическая система, которой люди готовы поверить в целом, но которая не может убедительно пересказать человеку его повседневность? Впрочем, на этот вопрос ответ уже есть, отрицательный.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 19 комментариев]

Диалектика естественного [02 Jul 2016|08:44pm]
Я хотел написать о (как обычно, скорее для себя, чем для уважаемой публики) том, какой Плотин молодец, но до этого нужно было черкнуть пару абзацев о важной категории наличного бытия - об искусственном. И стоило мне приступить, как вижу в комментариях у Иванова-Петрова (по поводу упоминавшегося недавно "реальность есть то, что опасно игнорировать"):

знаете, для меня признаком реальности служит ровно обратное качество: избыточность. очень многое ну точно не для меня, и никакой опасности для меня не представляет, и пользы и вообще совсем не для меня. А вот если все вокруг для меня означено и может быть опасным - то уж не в вымышленный ли мир я попал, уж больно творец разумом скуден

Я всегда знал, что мой склад ума совершенно не естественнонаучный: я образовался как математик и гуманитарий. Но мне редко напоминают об этом так доходчиво и неопровержимо. Эта дихотомия реального с одной стороны и вымышленного, искусственного, с другой может прийти мне в голову, но только через силу, только если я буду нарочно пытаться влезть в чужую мыслительную шкуру.

Как рукотворное (или пусть "вымышленное") может противопоставляться реальному, а не быть частным случаем последнего? Мы навымышляли, напроектировали такую внушительную долю реальности... Вот же: чашка, томик Канта, компьютер, идея интеграла, адюльтер... Но это я так думаю потому что я не биолог, не геолог. Не вижу реальность огромной массой живущего своей внутренней жизнью естества, и чтобы на поверхности - тонкая плёночка инородного "вымышленного": ногтем поскрести, она и соскребётся. Может быть я и могу так думать, но точно не хочу.

Противоестественник я, сверхъестественник я. Не естественник я.

Но, мнится мне, онтология естественных наук всё равно внутренне развивается так, чтобы прийти к моей дефиниции. Сначала реальность Любарского: "никакой опасности для меня не представляет, и пользы и вообще совсем не для меня". Скажем, муравей или подёнка. Это нечто изначальное - но Дух развивается. Следующий шаг - мы начинаем изучать этот объект, возникает наука. Наука это такая игра наподобие шахмат (в которых не так важно то, из чего сделаны фигурки, как то, по каким правилам они ходят). И с этого момента возникает та самая реальность в моём смысле, та которую опасно игнорировать (от следования правилам научного социума зависит выживание ученого как ученого). В общем, об этом должен был бы написать Гегель, а не я, и кое-где он практически так и пишет.

Нельзя проникнуть глубоко в понимание "того, что совсем не для меня". По мере углубления в предмет, с нарастанием усилий, адекватность знания начинает представлять собой все большую ценность, и тогда исчезает "объект совсем не для меня". Он становится "для меня". Птичка хочет склевать жука, биолог хочет жука зарисовать и расклассифицировать - но это уже нюансы. Оба рассматривают жука как нечто "для меня", нечто, что опасно игнорировать (иначе останешься голодный или без публикации в журнале). Биолог - часть биоценоза, просто его связывает с остальными зверюшками не отношения поедаемого и поедающего, а некоторые другие.

А "то, что совсем не для меня" - обречено остаться неизученным, если хочет сохранить свой статус.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 54 комментариев]

В нашем Крыму [19 Jun 2016|11:32pm]
Статистически нерепрезентативные наблюдения. Мало того, что субъективные, так ещё и выборка кривая: все собеседники так или иначе причастны туристической индустрии.

Электричество и пресная вода на полуострове есть - нас не просили экономить и ни разу ничего не отключали. Приложения для Android не обновляются. Запад ввёл санкции не против Кремля, а непосредственно против народа Крыма, вынудив простого человека довольствоваться устаревшей версией Angry Birds.

На многих дорогах свежий асфальт и разметка. Но многие раздолбаны в хлам.

У крымских татар есть рычажок, включающий патриотические прорежимные излияния. Его можно случайно задеть, и тогда приторному потоку не будет конца. Панегирики звучат очень натурально и совершенно не раздражают неискренностью. "А лицо у Бармалея всё добрее и добрее: как я рад, как я рад, что приехал в Ленинград". От одной очаровательной продавщицы я дослушался и до того, что Коран - книга любви (а вовсе не Камасутра) и никаких терактов отнюдь не благословляет (пришлось слушать долго, первого, политического, трека хватило на целый брикет мороженого; меня буквально припёрли в угол, так что я вынужден был либо внимать за религию любви, либо покидать тенистое местечко, в котором мы планировали отдохнуть).

Оная же продавщица, когда я в шутку сказал ей, что две сопровождающие меня дамы не обе суть мои законные жены, сделала понимающее лицо и пробормотала какие-то извинения, из чего я заключил, что шутка удалась не вполне.

Приготовляемые татарами чебуреки божественно вкусны; петербургские никакого сравнения с ними не выдерживают. Я, собственно, и забыл уже, что чебурек может быть вкусным.

Таксист сказал, что "при России стало хуже: раньше я по перевалу проезжал с любой скоростью, а даишнику только на часы показывал, мол, тороплюсь, на обратном пути заплачу. А нынешние гайцы некоторые вообще не берут - ты нарушаешь и не знаешь, возьмут у тебя или нет". Хозяин нашей хибары сказал, что "при России стало хуже - раньше можно было тащить с винзавода сколько хочешь, потом продавать. Это и вам хорошо и нам: нам прибыток, вам вино дешевое. Теперь вон идите за 400 руб покупайте". Продавец экскурсий сказал, что "при России стало хуже: раньше можно было доехать до Алушты раз в полчаса, потому что водители гоняли левые рейсы в свой карман, а теперь за этим начали следить - и вот, пожалуйста, маршрутка ходит раз в два часа, по расписанию. Ни вам, ни нам". Со смешанными чувствами слушал я эти жалобы (они, впрочем, уравновешивались неизменным "но зато войны не случилось и это прекрасно"). Я и раньше знал, что Украина це Эвропа, но только сейчас осознал, до какой степени она цеэвропа и в какую азиатскую бездну законности и правопорядка мы затащили этих симпатичных людей.

Путин глядит с каждого столба. Путин на футболках и на значках. Культ личности процветает махровым цветом. Во мне взыграл иконокласт, я нарочно имел беседовать с местными торговцами царским лицом: все как один клянутся, что движимы не страхом и не стремлением продемонстрировать лояльность, а единым служением маммоне. Именно таким житель Крыма видит столичного туриста - готовым отдать последнюю копейку за любое изображение Отца Нации.

Соседнюю с нашей халупу занимает одинокая женщина с сыном-школьником - врач, работающая в больнице Ханты-Мансийска. Ей было по средствам и доехать, и отдохнуть. За пределами городов-миллионников, возможно, есть жизнь. Астрономы утверждают, что там, самое меньшее, есть вода.

Не-татары последовательно и упорно ненавидят татар, я не слышал ни одного отзыва без отрицательных коннотаций. "На Донбасе много крови пролилось, но у нас бы пролилось в сто раз больше: у нас татары бы с удовольствием поучаствовали". Татары же многократно улыбчивее и приветливее петербургских и московских азербайджанцев (не говорю уж о дагах). В последний раз с моими детьми так сюсюкали разве что в аэропорту Цюриха. "Ах! прынцесса! прынцесса!" Совершенно непонятно, как можно ненавидеть таких хороших людей.

Кто говорил, что вода не прогреется? 23 градуса! Мне большего и не надобно. Приезжайте ко мне на Карельский, макнитесь в озерцо.

Вина божественны.

Рыбу сарган стоит купить хотя бы за выражение ейного рыбьего лица.

Я встретил на полуострове лишь одного неприятного человека, впрочем, его извиняет то, что он был нетрезв и тоже из Петербурга. Я знаю, что он живёт где-то в районе Парнаса, постарайтесь там не бывать. Все остальные, включая татар, на мой доверчивый взгляд производили впечатление людей, с которыми хоть сейчас в воду и в огонь, строить Империю и пилить бюджет.

Крым - периферия, "глухая провинция у моря". Но за долгую свою историю это место успело побывать окраиной очень многих государств (даже частью Украины было не так давно). Гурзуф - это, как мне втирали, искаженное тюрками латинское ursus - медведь (рядом действительно находится «Медведь-гора» — Аю-Даг). Переходя из культуры в культуру, полуостров собрал целую геологическую летопись таких слоёв.

Далеко за Ялтой к вершине скалы прилепилось пафосненькое двухэтажное зданьице с башенкой, одноимённое этому блогу. И да, я там был.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 15 комментариев]

Техническое [14 Jun 2016|01:22am]
Не думаю, что это кого-то заинтересует, но в течение следующих двух недель я доступен для развиртуализации на южном берегу Крыма (который наш). Ближе к Алуште. Буду пить вино, много вина.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 11 комментариев]

Из чего сделаны шахматы [09 Jun 2016|05:15pm]
Эта заметка должна была быть комментарием. Но потом я пожадничал, и восхотел её к себе. Она непричёсанная.

Я обычно пишу очень простые вещи, но все равно иногда приходится писать схолии. Я когда-то написал, что "реальность есть то, что опасно игнорировать", и потом эту максиму/миниму сначала переврали в стиле "реальность есть то, что опасно" (но воздух для дыхания не опасен, хотя реален). Потом её еще назвали философским пустячком, потом еще как-то обозвали, потом стали ссылаться, потом забыли.

На самом деле, это чистой воды прагматизм - выводить базовую онтологическую категорию из соображений пользы или опасности. То есть, англосаксонский подходец. В оправдание могу сказать, что мишенью моей был гносеоцентризм западной философии, ставящей во главу угла познающего субъекта даже в вопросах, совершенно не относящихся к познанию. Разве субъект только тем занят, что познаёт, разве исчерпывается этим его отношения с бытием? "Адам познал Еву, жену свою" - но не в эпистемологическом смысле, иначе Ева не зачала бы. Гносеология бесплодна, она ничего не прибавляет к бытию.

И вот я, на свою голову, запятнал себя прагматизмом: просто чтобы столкнуть познающего субъекта с его педестала.

Между тем, на фронтире нашей великой и прекрасной Родины начали взрываться снаряды и свистеть пули - и для человека, не устающего осмыслять окружающую действительнсоть это стало неожиданным поводом усомниться в удобном определении.

Вот здесь поселились сомнения: Read more...Collapse )

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 46 комментариев]

Социализм Хризостома [30 May 2016|11:36am]
В дружественных журналах было не так давно поломано сколько-то копий в спорах о христианском социализме: возможен ли он, или, наоборот, возможен ли социализм нехристианский, если возможен христианский, то почему Церковь совершенно не поощряла его построение, или, наоборот, как можно не видеть, что она только этим и занималась, или, еще более наоборот, что она не должна была этим заниматься и пр.

В этих потешных баталиях все время всплывала тема Иоанна Златоустого - вот это-то был настоящий христианский социалист, с рабством боролся, богатство старался ограничить.

С тех пор я стараюсь почитывать с социально-политической стороны и самого Иоанна, но ещё больше - его позднейших комментаторов. С целью понять, какое влияние оказал Хризостом на последующих христианских политологов.

Кудрявцев Н.П Учение Златоуста о богатстве и его социальный идеал.

Чудесная работа, читатель получит ни с чем не сравнимое удовольствие. Во-первых, для автора очевидно, что IV в. - время расцвета капитализма. Причем не в каком-то переносном смысле, а совершенно в классическом. Кудрявцев даже цитирует "Капитал" К. Маркса, т.е. он, по меньшей мере, в курсе терминологии. Статья опубликована в Богословском вестнике за 1907 год - у богословов есть еще десять лет чтобы вволю цитировать Маркса. Потом им запретят и они более не смогут, а потом и расхотят (нынешние теологи отчего-то совершенно не ценят своей свободы и на Маркса не особо ссылаются).

Главная заслуга Кудрявцева в том, что он старается собрать в одном месте всё позитивное, что Иоанн имел сказать о социальном устройстве. Это было непросто, т.к. по большей части Златоуст, как и положено епископу, обличает. Но вот в одном месте собрано все, относящееся к положительному идеалу Златоуста. Хризостом порицает любостяжание, но не богатство, в котором самом по себе нет никакого греха. Иметь - не грех, владелец многих шатров и стад Авраам - подлинный праведник. Грех - не делиться богатством с нуждающимися. Деньги нужны, чтобы давать их другим. Богатство должно использоваться для поддержки неимущих (интересующиеся нагуглят статью Кудрявцева и прочтут сами).

Кудрявцев не без радости сообщает: "в нем (в идеале Иоанна - Н.Л.) нет и тени аскетизма". А мы от себя добавим "и социализма тоже". Ибо для того чтобы называться социалистическим, этому идеалу не хватает самой малости: коллективного/централизованного управления богатствами (социалисты говорят о коллективной собственности на средства производства - но фактически коллективной собственности в странах победившего социализма никогда не было, была государственная или партийная собственность; она м.б. и была коллективной, но коллектив был очень узким и состоял из правящей верхушки).

Живя в эпоху владеющих огромными состояниями императоров, Иоанн ничего не говорит о роли центральной власти в распределении ресурсов. Речь не только не идет о коллективном владении (слишком прогрессивная мысль, мы и не ждали), но и о царском владении и делегировании (вот такие схемы уже работали во времена Златоуста и задолго до него, примеры для подражания имелись). Наоборот, Златоуст не представляет себе богатства не сосредоточенным в руках частных лиц. Он лишь требует, чтобы эти руки время от времени добровольно с богатством расставались.

На современном сленге это называется "социальная ответственность бизнеса" или "надо делиться". И в этом смысле строй, возводимый Путиным (по поводу устойчивости и успешности какового строя есть вполне обоснованные сомнения) с его равноудалёнными социально ответственными олигархами значительно ближе к идеалу св. Иоанна Златоуста, чем социализм СССР.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 34 комментариев]

Из Ильенкова [04 May 2016|12:56am]
Поскольку меня вынудили читать Ильенкова (я его, видимо, раз третий читаю, но он хороший философ, в мозгах не застревает совершенно), то вот немножко цитат с моими тупыми комментариями ("слышь, Бивис, он сказал субстанция, хе-хе").

Речь идёт о категории всеобщего, дабы советский человек не оскоромился и не счёл, что всеобщее - это универсалия, общая разным предметам идея. Наоборот, всеобщее материально, как связь между материальными предметами.

Совершенно несуразным поэтому выглядит то обвинение, которое постоянно выдвигают против материализма его противники, обвинение в замаскированном платонизме, который будто бы неразрывно связан с тезисом об объективной реальности всеобщего. Разумеется, если с самого начала принимать (а почему – неизвестно) взгляд, согласно которому всеобщее есть мысль, и только мысль, то "скрытыми платониками" окажутся не только Маркс и Спиноза, но и Фалес с Демокритом.


Я совсем недавно перечитывал "Материализм и эмпириокритицизм", поэтому у меня нет искушения найти в диамате платонизм. Наоборот, я обратил внимание на последовательный эссенциализм Ленина. Законы природы, подчеркивает Ильич, объективны и находятся в вещах. Эта точка зрения Аристотеля (я уже где-то писал, почему она мне не подходит). Две другие возможные парадигмы это "общие идеи после вещей, в мозгах" (это номинализм) и "общие идеи еще раньше вещей, в каком-то мире идей" (это, собственно, платонизм, не скрытый, обнаковенный).

Отождествление всеобщего с мыслью, как исходный тезис всякой системы философского идеализма, приходится расценить как совершенно бездоказательно принятую аксиому, как чистейший предрассудок, унаследованный от средневековья.


Чуть позже я укажу на одну из причин живучести этой аксиомы. Как бы сказал покойный У. Эко, "средние века уже начались".

Заметим попутно, что описанный предрассудок, почитаемый за абсолютную истину современным неопозитивизмом (что, правда?! -- Н.Л.), казался таковой же и столь нелюбезному неопозитивистам Гегелю. Гегель тоже искренне полагал, что материализм в качестве философской системы принципиально невозможен по той причине, что философия – наука о всеобщем, а всеобщее есть мысль, именно мысль и только мысль, и не может быть ничем иным... Правда, у Гегеля было то огромное преимущество перед позднейшими адептами этого предрассудка, что он значительно более содержательно понимал самое мышление. Так что именно Гегель основательно подорвал престиж предрассудка, состоящего в отождествлении мышления с речью.


Вообще-то любой идеализм это взгляд, в соответствии с которым идеи живут не только внутри головы, но и снаружи, т.е. объективно. При этом снаружи головы может быть ещё много всего другого, это не воспрещается. Заслуга Гегеля в том, что он проговорил четко и ясно... нет, это не про Гегеля, конечно... настолько четко и ясно, насколько смог: те идеи, которые вне головы - совместимы с внутренним устройством головы и поэтому могут проникать внутрь и там приживаться. Обратный процесс тоже возможен (но это тема для другого разговора). На этом у Гегеля основывается познаваемость мира человеком и прочие радости.

Соответственно, диамат, поскольку он не признаёт идеальность всеобщего, вынужден обосновывать познаваемость законов разными умственными костылями, самым хитроумным из которых является ленинская теория отражения (Маркс её не знал и я до сих пор не понимаю, как по Марксу человек может познать закон природы - это пробел в моём образовании). В целом это именно костыль: длинная сложная теория, заменяющая то, что даже многословный Гегель не умел сказать длиннее, чем парой абзацев.

Так что именно Гегель основательно подорвал престиж предрассудка, состоящего в отождествлении мышления с речью. Однако же окольным путем он возвращается в плен к нему, поскольку считает слово если и не единственной формой наличного бытия мысли, то все же сохраняет за ним значение первой – и во времени, и по существу – формы ее бытия. Гегель, и это вообще для него характерно, сначала разрушает старый предрассудок, а потом восстанавливает его во всех правах с помощью хитроумнейшего диалектического аппарата.


Ну, это ещё бабушка надвое сказала, у кого аппарат хитрее.

То радикально-материалистическое переосмысление достижений гегелевской логики (диалектики), которое осуществили Маркс, Энгельс и Ленин, связано с утверждением объективной реальности всеобщего, но отнюдь не в духе Платона и Гегеля. А в смысле закономерной связи материальных явлений, в смысле закона их сцепления в составе некоторого целого...


Вот на этом месте я испытываю жгучую ностальгию: слушая подобные заявления, я впервые в жизни поймал себя на философском рассуждении.

Дело было так: товарищ лектор в телевизоре (это были какие-то телевизионные лекции для поступающих в ВУЗы, были тогда такие) произнёс (без всякого воодушевления) обязательную мантру про законы природы, которые вовсе не носят идеальный характер: это никакие не идеи, наоборот, это объективная всеобщая связь между материальными объектами... (даю опять слово Ильенкову) "имеющая вполне материальный (т.е. независимый от мысли и слова) характер". Пробубнив это с пустым ничего не выражающим видом, физик внезапно светлеет лицом и предлагает аудитории: "а теперь запишите формулировку закона всемирного тяготения".

В принципе, здесь занавес. Ибо у связи между материальными объектами, у объективного всеобщего, несводимого к идеальному - не бывает формулировок. Формулировки бывают у мыслей и идей. Если закон - это элемент материальной реальности (сложная связь между её элементами), то формула может быть у какой-то модели, у описания этой реальности... Но беда в том, что физика претендует на изучение законов - и она делает это, подгоняя формулы к экспериментальным данным. Физик не различает закон и его формулировку. Более того, даже если закон-как-связь и закон-как-формула суть разные вещи, то не существует никакого способа их различить. Формулы могут быть неверными (скажем, формулы Ньютона были уточнены Пуанкаре и Эйнштейном), но они не могут быть отделены от закона-как-неидеального-всеобщего. Наконец, если и есть какой-то способ отделить закон-как-он-есть от формулировки закона, то можете не сомневаться, физик будет работать именно с формулировкой, а на сам закон махнет рукой. С единичными предметами работает экспериментатор, с идеальными уравнениями - теоретик. А с тем, что Ильенков называет всеобщим - не работает никто.

Ужас положения заключается в том, что даже если вообразить закон-как-связь-между-вещами Ильенкова существующим - он оказывается каким-то дополнительным ненужным куском реальности, без которого прекрасно живёт и идеалистическая метафизика и цеховая физика. Метафизик доволен: у него всё сходится. Физик доволен: материя прекрасно подчиняется идеальной формуле - так зачем ей ещё закон-в-смысле-Ильенкова, с которым, к тому же, неизвестно как управляться? Механизм и так крутится. Поэтому физик будет работать с уравнениями - имея в виду, что он работает ни много ни мало с самими законами. Кто считает, что уравнения только в голове - пусть попробует посвоевольничать и добавить от балды какой-нибудь нелинейный член. Нет, похоже не только в голове: что попало менять нельзя, есть в формулах что-то объективное. И, поскольку уравнения суть слова, постольку и закон (не тот, который предписывает признавать диамат, а тот, с которым происходит работа ученого) оказывается идеальным объектом.

Разумеется, это претензия не к Ильенкову персонально, а к тем, чьи мысли он облекал в свои язвительные слова.

[Добавить эту заметку в избранное]
[Оставить комментарий]
[Читать 4 комментариев]

Христос воскресе [01 May 2016|11:48am]
Как бы сказал Хармс, жизнь победила смерть неизвестным науке способом. Поправ смерть ею же самой.

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]